Немецкие курцхаары в России | Печать |

ЛОПАТИН-БРЁМЗЕН Алексей Сергеевич


ХРАМЦОВ Геннадий Геннадьевич


Порода немецких курцхааров (короткошерстная легавая) с гладкой, короткой, прилегающей шерстью происходит от наиболее древних собак на континенте. Однако, с той древней собакой, которую использовали на территории германских княжеств для птичьих охот в VII—VIII столетии, немецкая короткошерстная легавая не имеет даже отдалённого сходства, так как все свои качества приобрела от смешения кровей ещё более древних итальянских, испанских, французских, а позднее английских легавых. Заслуга немецких охотников в формировании своей породы легавой из большой метисной группы собак заключается в проведении целенаправленной, скрупулезной, педантичной работы по отбору и дрессировке с целью получения оригинальной охотничьей собаки с разносторонними качествами.

В те далёкие времена на территории теперешней Германии собак для охоты на птиц наиболее широко стали применять после первых крестовых походов, когда с востока вместе с ястребами и соколами были привезены вислоухие птичьи собаки, без которых соколиная охота была неэффективна. Эти восточные ищейки, среди которых были гладкошерстные, полностью смешались с местными породами собак. Из них наибольшими склонностями к розыску птиц отличались собаки с висящими ушами жёлто-пегого, чёрного и чёрно-пегого окраса. Чтобы они лучше разыскивали птиц, их специально кормили куропаточьими ногами, головами и внутренностями. Этих собак во времена Карла Великого (IX век) стали называть браками (Л. П. Сабанеев). С распространением ловли птиц сетью происходит смешение этих собак с испанскими длинношерстными (эспаньёлями), что способствовало развитию у них стойки. В XIV веке в германских княжествах эти браки уже не только стойкой указывают нахождение птицы, но некоторые даже ложатся перед ней.

В XVI веке появляются собаки, которых можно видеть на картинах художников тех времён, очень похожие на современных курцхааров. Уже в те времена у этих собак частично купировали хвосты для того, чтобы находясь под наволочной сеткой, собака энергичным вилянием хвоста не путала сетку и не мешала поимке птицы. Изобретение в XVI веке дроби, а затем специально охотничьего ружья вытеснило ловлю птиц сетью и потребовало от браков более чёткой стойки. Для этого происходит повторное интенсивное смешение немецких браков с испанскими, итальянскими и французскими легавыми, которые к этому времени уже славились своими охотничьими качествами. Особенно большое влияние на немецких браков оказали французские и испанские короткошерстные легавые. Они дали им бурый и буро-пегий окрас, мощную мускулатуру, растянутую колодку, плоские тяжёлые уши. В Германию было завезено большое количество импортных легавых, постепенно они ассимилируются с местными браками, к которым продолжают подмешивать кровь местных ищеек и травильных собак. Благодаря этому у собак вырабатываются не только охотничьи, но и сторожевые качества.

Следующая волна прилития крови испанских и старофранцузских собак приходится на начало XIX века, когда охота с легавыми стала доступна более широкому кругу охотников. Наряду с этим, заметно сократилось количество дичи в угодьях и возникла необходимость в более резвых собаках. Поэтому в 20-х годах немецкие охотники стали проявлять интерес к набиравшим славу английским легавым и, прежде всего, к пойнтеру, с которым повсеместно начали смешивать своих тяжёлых тихоходных браков.

Большое количество испанских и английских пойнтеров было завезено в начале XIX века офицерами англо-германского легиона, а затем эти собаки стали поступать через Ганновер. Было даже создано специальное общество, поставившее перед собой цель — смешение английских пойнтеров с немецкими короткошерстными легавыми. Возглавлял это общество известный охотничий писатель П. Циглер. Популярность пойнтера в эти годы (30—40-х) была настолько высока, что в Берлине было создано общество любителей пойнтера. Революционные беспорядки 50-х годов также способствовали резкому уменьшению старонемецких легавых и замене их полукровными. Тихоходность, грубость сложения, склонность к следовой работе немецких собак не могли конкурировать с быстрым, лёгким поиском и элегантной внешностью английского пойнтера. В 60—70-х годах в Германии появилось множество питомников чистокровных английских собак и среди них особой известностью пользовался питомник принца Сольмса в Браунфельсе.

После объединения германских княжеств и победы над Францией национальная гордость немецких охотников не могла не страдать из-за стихийного увлечения английскими легавыми. Особенно демонстративно было показано убожество старонемецких легавых на выставке в 1876 году в Гамбурге, где они были полностью вытеснены чистопородными английскими и метисными собаками. Однако немецкий дух, раздуваемый на углях национализма и патриотизма, требовал собственных легавых и возрождения старонемецких пород. В печати появились охотничьи патриотические статьи, призывающие разводить только настоящих старонемецких легавых, рекомендующие методы возрождения и определяющие их экстерьерные достоинства. Причём большинство авторов соглашались, что старонемецкие легавые с грубой головой, растянутым корпусом и тихоходностью проигрывают английским собакам, но зато они незаменимы в лесу, где имеют многоцелевое использование. Проведённая в 1878 году Берлинская выставка ещё больше сплотила немецких охотников вокруг желания иметь свою легавую собаку, непохожую на английскую. Во всех уголках Германии стали разыскивать собак, оставшихся без примесей английской крови, которые могли бы принадлежать к старонемецкой короткошерстной легавой. Эти поиски дали результаты, и в 1879 году на выставке во Франкфурте демонстрировалось уже множество разнообразных короткошерстных легавых. Художник-собаковод К. Бекман на этой выставке выделил четыре разновидности: первая — северогерманская среднего роста, сильного сложения, с умеренно растянутым корпусом, с не очень тяжёлой головой, которая имеет морду с лёгкой горбинкой, мускулистая, с буро-белым окрасом в крапе; вторая — меньше ростом, легче сложена, короче корпусом, голова узковата, морда острее, брыли менее развиты; третья — виртембергская, южногерманская — среднего и большого роста, немного растянута, сыровата, с грубой большой головой и подгрудком, тёмно-кофейного, серо-крапчатого окраса с жёлтыми подпалинами или сплошь жёлтая; четвёртая — среднего и большого роста, несколько вздёрнутая на ногах, с удлинённой головой и заострённой мордой, с узкими и коротковатыми ушами, имеет чаще всего одноцветный жёлтый окрас или белый с крапом. У всех четырех разновидностей, по мнению К. Бекмана, прослеживаются признаки староиспанских и более поздних французских браков. На международной выставке охотничьих собак в Гонновере немецкие охотники определили наиболее типичную собаку породы немецкой короткошерстной легавой (представителя северогерманского первого типа) — Гектора I лесничего Чесе из Веймара. Его по праву можно считать родоначальником современной породы веймарских курцхааров. Это был рослый (67 см) кобель, крепкого сложения, с косой постановкой ног, высокопередый, слегка растянутый, кофейно-пегого окраса с мелким крапом. На выставке он даже у английских экспертов вызвал чувство восхищения. Созданная комиссия по возрождению старонемецких короткошерстных легавых признала наиболее типичным северогерманскую разновидность и забраковала виртембергскую из-за жёлтых подпалов на ногах и груди. Однако эти две разновидности были наиболее многочисленными, и их развитие пошло самостоятельными путями. Северогерманские легавые, веймарские постоянно смешивались с метисными пойнтерами и в результате с увеличением скорости хода у этой разновидности появилась лёгкость сложения и исчезла растянутость корпуса, так привлекавшая ранее знатоков. Появились курцхаары в пойнтериных ладах, от которых так настойчиво ранее хотели избавиться. Южногерманская, виртембергская разновидность продолжала своё развитие в изоляции от других пород и помесей и добилась больших успехов.

Собаки этой разновидности за красоту сложения и охотничьи качества имели успех не только в Германии, но и в Америке. Однако в последующем, с увлечением полевыми состязаниями, и к ним стали приливать кровь пойнтеров или их помесей для увеличения быстроты хода.

Эти две разновидности стали доминировать в Германии, но наибольшую популярность всё-таки имела несколько облегчённая северогерманская порода курцхааров, которая была взята за основу утверждённого в 1912 году стандарта породы и в настоящее время является основной немецкой породой среди короткошерстных легавых.

В России короткошерстные легавые появились в конце XVIII века вместе с наёмными иностранцами, которые привозили с собой и собак, а также после военных кампаний в европейских странах. Это были отдельные представители многочисленных пород короткошерстных легавых тех времён, привозимые в основном из Германии, Австрии и Франции. Они быстро поглощались разнообразными дворовыми породами, в основном гончими, которые были наиболее популярными в те времена среди русских охотников. Однако, некоторые старались сохранить охотничьи качества легавой для подружейной охоты и выводили свои племенные линии. К таким можно отнести дмитровскую, орловскую, пушкинскую, офицерскую, маркловскую разновидности короткошерстной легавой. У каждой из этих собак были свои особенности и во внешнем виде, и в охотничьих качествах, но особой популярностью в те времена пользовалась маркловская легавая серо-крапчатой масти с подпалинами. Это была крепкая, выносливая легавая с хорошими охотничьими качествами, предки которой происходят из Курляндии, где барон Маркловский их приобрёл у графа Левенвольда. В России они были помешаны с орловской разновидностью легавых и до начала 30-х годов были наиболее популярными у охотников. Однако в последующем, из-за близкого имбридинга, здоровье их ослабло и они выродились. В 50-х годах XIX века русские охотники начали приобретать английских легавых, и они полностью вытеснили короткошерстных континентальных легавых из-за их тихоходности и низкочутости. В последующем все поголовье континентальных легавых выродилось и в России, охотники-легашатники отдавали предпочтение английским породам.

Только после Первой мировой войны курцхаары вновь появились в нашей стране, и любители, отдающие предпочтение их универсальным охотничьим качествам, начали их чистокровное разведение. Большая заслуга в этом принадлежит М. Д. Менделеевой-Кузьминой, профессору Ф. Г. Де-Лионде, Н. Н. Истомину и др.

В 1925 г. на Всесоюзном кинологическом съезде был утверждён стандарт на курцхаара, основу которого составил принятый в 1923 г. стандарт Германского клуба любителей короткошерстной легавой. Этот стандарт с незначительными изменениями сохранился до наших дней.

Увлечённость немецких любителей-собаководов созданием собственной национальной легавой привела к тому, что с начала 90-х годов прошлого века курцхаары становятся основной породой охотничьих собак в Германии среди универсальных легавых, прошедших многопольные испытания. По мнению немецких охотников, специально созданные испытания на универсальность при жёстком трёхкратном отборе выдающихся, оказали значительное влияние на формирование породы.

Трёхкратные испытания включали в себя: весенние дерби (выявление врождённых качеств у молодых собак), осенние испытания первопольных собак и универсальные испытания многопольных.

При универсальных испытаниях всех пород легавых обязательной была работа в лесу, где собака должна умело пройти по кровяному следу, суметь обыскать труднопроходимые участки сплошного кустарника или лесного молодняка, проявить умение вести себя спокойно на облавных охотах, при необходимости лежать на месте, когда охотник на продолжительное время оставляет собаку, удаляясь от неё на значительное расстояние, уметь ходить на поводке в густых зарослях. На этих же испытаниях проверялось умение собаки задавить кошку или лисицу, гнать зайца или выгнать из камышей утку в пределах выстрела с обязательной подачей из воды и крепи, а также аппортировка кролика, лисы или зайца с преодолением препятствий. Необходимым условием универсального испытания была проверка в поле, где выявлялись такие качества курцхаара, как чутьё, поиск, стойка, подводка к дичи, поведение при взлёте птицы и после выстрела.

В начале ХХ века ещё только выяснялась пригодность курцхааров к условиям русских охот, проверялась их разносторонность, накапливался опыт работы с ними. Участие в полевых испытаниях короткошерстных легавых тех лет всегда было событием, а получение ими дипломов — событие вдвойне. Для участия в полевых или лесных состязаниях необходимы были собаки высоких охотничьих достоинств. Таких собак стремились просматривать и отбирать на охотах или приобретать через зоологический магазин «Аквариум». Следует отметить, что не все импортируемые собаки отвечали предъявляемым требованиям.

Особенно следует отметить собак, внесших значительный вклад в развитие немецких короткошерстных легавых Москвы, Ленинграда и других городов европейской части страны — это Норма-фон-Прейсен Траутмана Ф. Э., Франт Менделеевой-Кузьминой М. Д. и Рио-фон-Хеллерау Иоста И. И. Собаки эти были некрупные, лёгкие, с быстрым стремительным ходом и достаточно хорошими рабочими качествами. По мнению проф. Ф.Г. Де-Лионде, они скорее принадлежали к типу брауншвейгских курцхааров, рост которых был в пределах 50—54 см, что резко выделяло их на фоне других, более крупных собак этой породы. Потомков этих собак мы можем проследить в родословных выставочных чемпионов и многих полевых победителей по болотной и лесной дичи как до Великой Отечественной войны, так и после неё. Необходимо также отметить и киевских заводчиков, которые держали немецких короткошерстных легавых еще до революции и уже тогда проводили специальные испытания континентальных собак в поле, на которых они удостаивались дипломов I-й, II-й и

III-й степени. В советский период в Киеве очень активным заводчиком был Красильников И. О., много сделавший для создания собственной линии курцхааров. Кроме производителей местного происхождения, киевскими собаководами использовались и московские — Рио-фон-Хеллерау Иоста И. И. и Ярд-фон-Гейзергоф, оказавшие положительное влияние на украинских курцхааров. Так от Ярда-фон-Гайзергоф и Дианы Красильникова И. В. был получен великолепный, премированный на состязаниях, украинский полевик — Телль Наталенко П. И.

После окончания войны возникает новая волна интереса российских охотников к немецкой короткошерстной легавой. В это время в нашу страну попадает значительное количество собак этой породы из ряда европейских государств и Германии. Все они были различных полевых и экстерьерных качеств, как правило, без родословных документов. Такое разнотипное поголовье собак послужило исходным материалом для создания современного курцхаара.

Проверив способность курцхаара к разносторонней работе по болотной, полевой, боровой дичи, по зайцу, по копытным и другому зверью, наши охотники пришли к выводу, что заменить прекрасные национальные породы гончих и лаек он никогда не сможет, но в охоте по полевой, и особенно по боровой дичи, как и на утиной охоте, он просто незаменим, и по добычливости ему нет равных. Они поставили перед собой цель — усовершенствовать курцхаара и получить необходимую для наших охотничьих угодий и условий собаку с достаточно быстрым энергичным ходом и умеренно широким поиском, умеющую осмысленно работать на значительном удалении от охотника и способную, порой, к принятию самостоятельного решения.

Предъявив такие требования к курцхаару, любители породы никогда не стремились сделать своих собак плохим подобием английских быстроходных легавых, а старались использовать и развивать у немецких короткошерстных легавых те необходимые для наших охот качества, которых нет у других пород, и применять их на тех охотах, где они были бы вне конкуренции.

Советские любители курцхааров, как когда-то и немецкие селекционеры при выведении собственной популяции короткошерстной легавой, решили, что только через полевые испытания возможна эволюция породы. Поэтому мы будем рассматривать результаты полевых испытаний, так как во всех кинологических центрах, где начинали появляться курцхаары, у них стремились проверить в первую очередь их врождённые охотничьи качества.

Первые послевоенные выступления не всегда были успешными, но из года в год количество дипломированных собак постоянно увеличивалось. Так, в 1945 г. на Московских полевых испытаниях были выступления всего лишь трёх курцхааров, где присуждён был один диплом III степени. В 1946 году через Московские областные состязания и испытания прошло уже 33 немецких короткошерстных легавых, из них было дипломировано 18 собак. Среди расцененных на диплом II степени (три собаки) была Трильби 89 Андреева М. А. и собака неизвестного происхождения, впоследствии принадлежавшая Рыбченкову А. П. и оказавшая значительное влияние на становление породы в нашей стране.

К началу 50-х годов проверка природных качеств, заложенных в курцхаарах, проведённая через полевые испытания и выставки, показала, что работа с породой может перейти на следующий — стратегический этап. Причём, любителями породы стратегия определялась не получением в будущем единичных выдающихся полевых собак, что, впрочем, не исключалось, а стремление поднять общий уровень охотничьих качеств у всего поголовья немецких короткошерстных легавых.

Однако, много сложностей по ведению породы в то время возникало у любителей курцхаара из-за разделения собак на выставочных и полевых. Утверждение в 1955 г. новых прогрессивных правил выводок, выставок и полевых испытаний охотничьих собак и новый порядок комплексной оценки полевых рабочих качеств и по экстерьеру позволил поставить племенную работу на более высокий уровень.

На Всесоюзной выставке 1958 г. чемпионом породы становится Дик Яковлева И. И., имеющий два диплома II-й степени, два — III-й степени и оценку за экстерьер «отлично». Следует отметить, что он неоднократно был чемпионом породы в Ленинграде и Москве.

Кроме Москвы, представившей на Всесоюзную выставку много собак с дипломами II-й и III-й степени, были собаки таких же полевых достоинств и из Подмосковья, Закавказья, Тулы, Краснодара, Ярославля.

Прошедшая в 1960 г. Всероссийская выставка собак была триумфом линии чемпиона Рекса 97/к Юсенкова М. И. Его блестящие охотничьи качества стабильно передавались им своим потомкам и были достойно продемонстрированы его детьми, внуками и правнуками. Звание чемпиона Всероссийской выставки было присуждено представителю этой линии Демби 134/к Власова В. Е.

В 1961 г. в Москве появляется Трильби 1015/к Петрова А. А., единственная на данный момент в породе молодая собака, сумевшая получить по первому полю дипломы I и II степени на полевых испытаниях. Своим происхождением она обязана ч. Денди 1003/кл Рыбченкова А. П., Джерри Касаткина С. В.

Для привлечения более пристального внимания к полевым испытаниям и состязаниям охотников и любителей собаководов секция немецких короткошерстных легавых в Москве в начале 60-х годов впервые проводит внутрипородные состязания, в которых приняло участие семь собак. Первым победителем на них становится Лада Тушкана Г. П. Ей присуждается диплом II-й степени при 19 баллах за чутье, 18 — за поиск, 13 — за стиль, 18 — за дрессировку; сумма баллов 86.

Очень урожайным на высокие дипломы был 1963 год, когда на Московских областных испытаниях были присуждены дипломы I-й степени трем собакам, среди которых ранее упоминаемая Лада Тушкана Г. П.

В 1964 г. еще три московских курцхаара на полевых испытаниях получили дипломы I-й степени, среди них — Бара 1025/кл. Батова П. С., которая свои замечательные полевые качества унаследовала от Лайта Дмитриева А. А. и Джильды Петрова Л. И.

Особо нужно отметить Ингу Лациуса Е. П., имевшую диплом I-й степени и три диплома II-й степени, которая была продуктом расщепления первой генерации и происходила от дратхааров. Она полностью соответствовала требованиям стандарта на породу немецкой короткошерстной легавой и была введена в породу, где использовалась как производительница.

Третьей собакой, получившей диплом I-й степени, была Лайма Гофмана Д. Н. от Леля Рыбина Н. Я. и Лады Тушкана Г. П.

В 1965 г. повторный диплом I-й степени получает Спутник Соколова П. И., тем самым ещё раз подчеркнув свои незаурядные полевые качества, унаследованные им от своего отца ч. Боя.

Анализ полевых испытаний курцхааров 60-х годов показал, что при работе с породой следует обратить внимание на развитие таких качеств как дальность чутья, верность и постановку, в то время как быстроту хода следует считать оптимальной. Особое внимание необходимо обратить на верность, ибо она характеризует главный признак нервной системы курцхаара, отличающий его от английских пород легавых, — уравновешенность.

Закономерным сюрпризом оказалась победа на полевых состязаниях легавых в 1967 г., когда команда московской секции курцхааров, в острейшем соперничестве с породами английских собак, впервые завоевала первое место. Настал период, когда уже можно было говорить, что курцхаар не только достойный конкурент, но порода, которая способна побеждать ранее непобедимых на состязаниях собак английских пород.

В победе на командных состязаниях легавых 1967 года велика заслуга всех участников команды, но особо следует отметить Майка 1076/кл Малоземова И. В. и Сабо 1027/кл Гольцева Ю. И., которым были присуждены дипломы II-й степени.

Состоявшаяся в 1967 г. 2-я Всесоюзная выставка в Москве на ВДНХ убедительно показала, что курцхаары пользуются всеобщей популярностью и получили широкое распространение в различных регионах страны, благодаря прекрасным полевым качествам, которые полностью удовлетворяли многих охотников. На этой выставке подтвердился факт, что прекрасные полевые и экстерьерные качества успешно наследуются потомками при продуманной селекции. Звание чемпиона породы завоевал ч. Спутник Соколова П. И. из Москвы, имевший два диплома I-й степени, четыре — II-й и два — III-й степени и подтвердивший свои великолепные полевые качества классным потомством. Среди сук звание чемпиона завоевала ч. Чара Сурсимова П. В. из Орджоникидзе, имевшая за полевые достоинства дипломы I, II и III степени и хорошее племенное потомство. Кроме этих двух собак дипломы I-й степени имелись у Норы 1069/кл Михайлова В. Н. из Ленинграда и Райта 1021/кл Великанова В. И. из Москвы.

Все достижения становятся убедительными только тогда, когда они повторяются. Подтверждением закономерности успеха на состязаниях послужило завоевание на Московских областных состязаниях 1968 года командой курцхааров второго места. Но самое главное заключается в том, что команда была укомплектована новыми участниками, прошедшими внутрипородный отбор. На этом примере можно убедиться, что изначально выбранное направление дает верные результаты по развитию охотничьих качеств у немецкой короткошерстной легавой. Выяснилось также, что в породе находится много потенциально сильных собак с высокими охотничьими качествами, способных принять эстафету от более сильных и опытных полевиков.

Это подтвердилось на Всероссийских полевых состязаниях легавых 1969 г., когда из восьми выступавших курцхааров — пяти были присуждены дипломы.

На московских областных состязаниях этого же года результаты выступления команды были значительно выше. Из семи выступлений курцхааров расценено и дипломировано было пять. Средний балл за чутье — 17,6; за стиль — 12,0, за дрессировку — 16,0 общая сумма баллов — 76,8 (четыре диплома II-й степени и один — III-й).

Хочется отметить, что параллельно с Московским кинологическим центром большая работа со значительным поголовьем по развитию породы курцхааров велась в Ленинграде. К сожалению, возрождать породу там в послевоенный период пришлось от собак невысокого экстерьерного уровня, но при этом обладающих хорошими полевыми достоинствами. Одним из таких производителей был Бой Егорова С. Ф., имевшего диплом II-й степени и два диплома III-й при оценке экстерьера «хорошо». Среди нескольких его потомков наиболее выделялся Рекс Шевцова И. А. Он имел оценку экстерьера «отлично», а на полевых испытаниях и состязаниях ему было присуждено четыре диплома II-й степени и три III-й. К сожалению, использование других производителей не дало положительных результатов, и ленинградцы для улучшения крови в конце 50-х годов приобрели в Москве щенка от ч. Денди 1003/кл Рыбченкова А. П. и Заремы Зимина В. И. Впоследствии из него вырос прекрасный, как по экстерьеру, так и по рабочим охотничьим качествам ч. Бой 1002/кл Боброва И. Г., который сыграл значительную роль в формировании и становлении короткошерстных легавых не только г. Ленинграда и области, но и в других центрах разведения породы. Он оправдал возлагаемые на него надежды на полевых испытаниях, где ему были присуждены дипломы I-й и II-й степени и семь дипломов III-й степени. Как производитель, он дал прекрасное полевое потомство. Дети его получили дипломы II-й и III-й степени, внукам, порой, присуждались и дипломы I-й степени. Он удостаивался высокой чести быть чемпионом породы на выставках не только Ленинграда, но и Москвы. Во избежание тесных инбридингов, в начале 60-х годов в Ленинград были привезены ещё два кобелька из Москвы. Один из них — Чанди 1067/кл Михлина Г. Д., от ч. Денди 1003/кл Рыбченкова А. П. и Чайки Чельцова-Бебутова А. М., вырос в исключительно высокопородного по экстерьеру и прекрасного по всем статьям кобеля, что позволило ему получить первое «отлично» на 2-й Всесоюзной выставке в 1967 г. в Москве. Присущие ему положительные охотничьи и экстерьерные качества он передал своим потомкам.

В конце 60-х годов в Ленинграде уже имелось значительное количество прекрасных собак, которые, как и московские курцхаары, были очень серьёзными конкурентами других пород легавых на различных полевых испытаниях и состязаниях, как по полевой, болотной дичи, так и по лесным испытаниям.

Таким образом, 60-е годы XX века оказались итоговыми, в результате которых произошло полное становление породы и был получен ряд выдающихся собак с высокими охотничьими качествами, позволяющими получать на испытаниях и состязаниях высокие дипломы.

В начале 70-х годов всё ещё продолжается подъем в развитии породы, который хорошо проиллюстрировала состоявшаяся в 1972 г. в Москве 5-я Всероссийская выставка. На ней прошли экспертизу 90 собак из различных городов СССР. Чемпионами 5-й Всероссийской выставки стали московские собаки ч. Дик 1058/кл Красикова А. А. и ч. Диана 1087/кл Рыбченкова А. П. Оба чемпиона обладали прекрасными охотничьими качествами, которые они не раз демонстрировали в поле.

В 1973 г. команда секции любителей немецких короткошерстных легавых, после длительного перерыва, вновь завоевала на Московских областных состязаниях первое место. На этих состязаниях за команду выступали: Гера 1075/кл Солганика В. И., Дель-Иргиз 1292/кл Храмцова Г. Г., ч. Диана 1087/кл Рыбченкова А. П., Дик 1147/кл Зотова В. И. и Ласка 1292 Скуратова В. А. Условия состязаний были очень трудными, а новые правила, по которым проводились состязания, необычны и непривычны, решающую роль играл каждый балл расценочной таблицы. О накале борьбы за первое командное место можно судить хотя бы по тому, что до последней работы по перемещённому дупелю Дель-Иргиза 1292/кл не было ясно, кто победит, какая команда выйдет вперёд. Дель-Иргиз получил диплом III-й степени при 18 баллах за чутье и общей сумме баллов 79, что вместе с дипломом III-й степени при 72 баллах Геры дало возможность команде курцхааров стать победителем областных состязаний.

В те же годы много выступал и получал дипломы высоких степеней, в том числе три диплома I-й степени, Фирс 1135/кл Селаври М. А.

Несмотря на успешные выступления курцхааров в поле, с середины 70-х годов начинается спад интереса к породе. Активное применение удобрений в сельском хозяйстве, интенсивные мелиоративные работы по осушению заболоченных угодий привели к резкому сокращению мест обитания дичи. Отсюда возникли различные ограничения в охоте с собакой и как следствие — снижение интереса к ней. Всё это привело к общему ухудшению дел в охотничьем собаководстве. В этих условиях требовался пересмотр прежних позиций и коренная перестройка в деле ведения породы. Было принято решение выявлять и развивать способность курцхааров к разносторонним охотам, что способствовало бы возрождению интереса к породе.

С выходом в начале 80-х годов правил разностороннего испытания легавых появилась возможность проверки современного курцхаара по болотной, полевой, боровой дичи, по кровяному следу, по вольерному кабану и по утке. Это позволило выявлять, отбирать и закреплять лучшие качества разносторонней легавой собаки: охотничий инстинкт, страсть к охоте, хорошее послушание, лёгкость в управлении, верность чутья, твёрдую стойку, аппортирование и анонсирование дичи, а также верно отрабатывать след, разыскивая раненого зверя, своевременно задерживать его на месте и оповещать голосом, если найдена туша.

В эти годы, как и раньше, в породе использовались импортные производители, такие как чешский курцхаар Цит-Флокс 1653/кл Немцова Ю. В., немецкие курцхаары Поль 1759/кл Комарова А. Е. и Бланка Вдовичен В. И. Эти собаки имели прекрасные полевые качества, проверенные по нашим правилам полевых испытаний. Поль 1759/кл имел дипломы II-й и III-й степени при очень высоких баллах. Цит-Флокс 1653/кл, наряду с дипломами II-й степени, имел ещё и диплом I-й степени. Бланка Вдовичен В. И. к двум дипломам, полученным в ГДР, добавила диплом I-й степени, присуждённый ей на наших испытаниях. Привозные собаки несколько отличаются от отечественных по экстерьеру, особенно чешские курцхаары, но при соответствующем подборе пары дают желаемый положительный результат. Используя их в качестве производителей, мы надеялись, что прилитие крови иностранных собак, проходящих постоянный отбор по разносторонним испытаниям у себя на родине, даст положительный эффект в возрождении подобных инстинктов и у их потомков. Однако, к сожалению, и в прежние годы привозные собаки слишком мало использовались в породе.

На Московских областных состязаниях 1980 г. в третий раз было завоёвано первое место среди команд легавых пород. Главным качеством владельцев курцхааров всегда считалось умение выступать в командных состязаниях. Стабильность и успех при этом зависят от хорошего резерва. За команду 1980 года выступили: Леди 1603/кл Домбровского В. В., которому за великолепные работы был присуждён диплом II-й степени при 19 баллах за чутьё и общей сумме баллов 80. Диплом II-й степени, при 75 баллах и 20 баллов за чутье, был присуждён Марсу 1626/кл Александрова Н. А., работавшему в очень трудных условиях.

В 1982 году Марс 1626/кл на внутрипородных состязаниях получает диплом I-й степени, а на Московских областных состязаниях, выступая за команду секции, — диплом II-й степени.

Вообще о Марсе 1626/кл следует сказать особо. Происходит он от Булата 1427/кл Солганика В. И. и ч. Бары 1191 Степичева С. А. Свои прекрасные полевые качества он унаследовал от деда ч. Спутника Соколова П. И. через мать. Он был выдающимся полевиком 70—80-х годов, не имевшим практически неудачных выступлений и многие годы считавшийся бесспорным лидером в поле, возглавляя команду московской секции на состязаниях и неизменно приводивший её к призовому месту.

Успешно выступили курцхаары на Межобластных состязаниях в этом же году, проходивших в Новгородской области. Молодой Беж Солганика В. И. стал победителем, заняв первое место и получив диплом II-й степени при высоких баллах, чем подтвердил свои прекрасные охотничьи качества. Беж и в дальнейшем неоднократно выступал на различных испытаниях и состязаниях, был победителем Республиканских состязаний легавых, заняв там I-е место.

В эти же годы на испытаниях получили дипломы I-й степени Абрек 1834/кл Иванова Н. В., ч. Амур 1730/кл Арефьева В. Н., ч. Долли II 1799/кл Жиборовского В. И. и Реджи 1787/кл Королевского П. И.

На Московских областных состязаниях 1986 г. команда курцхааров вновь добилась первого места. Данная победа представляет интерес тем, что команда была составлена из потомком ч. Марса 1626/кл, происходящих от разных сук.

Успешные выступления детей ч. Марса 1626/кл в эти годы убедительно показывают прекрасную способность их отца передавать выдающиеся качества великолепного полевика по наследству.

Резко снизившееся поголовье курцхааров к 80-м годам в Москве и области стабилизировалось к середине 80-х, когда в Москве регистрировалось более 70-ти собак, а с областными их насчитывалось более сотни.

Таким образом, в период 80-х годов команда секции, выступая на всех Московских областных состязаниях легавых, три раза завоевывала первое место и пять раз была второй. Успех курцхааров, выступающих за команду секции, закономерен. Отсутствие в последние годы нормальных условий для натаски, испытаний и состязаний и недостаточное количество дичи не даёт возможности островным легавым проявлять свои лучшие качества, в то время, как курцхаары, обладающие более уравновешенной нервной системой и более стабильной верностью, получают в этих условиях преимущество перед ними.

В начале 80-х годов насчитывались лишь единицы дипломов по утке, практически не было дипломов по кровяному следу и не имелось сведений о получении курцхаарами дипломов по кабану. Лишь с середины 80-х годов, под давлением владельцев континентальных легавых, охотничьи общества в ряде регионов страны стали создавать условия для проверки разносторонних качеств этих собак. Кроме традиционных дипломов по полевой и болотной дичи, у курцхааров дополнительные дипломы стали появляться в основном на испытаниях по утке, реже по боровой дичи и совсем маленькая часть из них заработана на испытаниях по зверю. Такое небольшое количество дипломов по зверю связано, с одной стороны, с тем, что очень трудно организовать и провести такие испытания, а с другой — с тем, что в реальной жизни пока ещё практически отсутствуют условия для проведения подобных охот. Тем не менее, даже такое небольшое количество дипломов, зарабатываемых курцхаарами по зверю, доказывает возможность применения их на облавных охотах для нахождения раненого зверя. Однако, владельцам курцхааров всё-таки не следует забывать, что наша собака, называясь универсальной, остается прежде всего легавой, о которой ещё М. М. Пришвин сказал: «...природа легавой определена на стойку...».

Обобщая вышеизложенное, следует ещё раз подчеркнуть, что курцхаар — красивая, энергичная, элегантная собака — является незаменимым помощником во многих современных охотах. Присущие ему страстность, отважность и выносливость на охоте, строгость и недоверчивость к посторонним при безграничной преданности хозяину, рациональный осмысленный поиск при обыскивании угодий достаточно быстрым, энергичным, чуть тяжеловатым галопом с редким переходом на рысь — все эти качества курцхаара привлекают к нему внимание охотников.


г. Москва

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить