Пойнтер в России | Печать |

ЛОПАТНИ-БРЁМЗЕН Алексей Сергеевич


КОШЕЛЕВ Игорь Михайлович


Пойнтер — наиболее старая порода островных легавых. Начало её формирования относится к XVII веку, когда длинношерстных вислоухих птичьих собак для придания им большей резвости стали скрещивать с короткошерстными гончими, в результате чего появились гладкошерстные птичьи собаки, работающие со стойкой. Эти признаки наиболее полно развились в староиспанской легавой, которая в начале XVIII века использовалась в Западной Европе для охоты с дробовым ружьём. Тогда же гладкошерстные легавые (браки) стали появляться и в Англии. Их привозили в дар английскому двору от испанских и французских королей, а также из Нидерландов, где в то время было испанское владычество. В Англии этих легавых стали называть пойнтерами — указателями, они не ложились перед зачуянной дичью, а стояли в напряженной стойке и были более пригодны для полевой и луговой подружейной охоты, чем длинношерстные легавые. По окрасу они были кофейно-пегими, крапчатыми или почти белыми. Сплошным чёрным окрасом выделялись лишь пойнтеры герцога Кингстона. Испанско-французские пойнтеры культивировались в Англии до конца XVIII века, когда полковник Торнтон начал подмешивать к ним кровь фоксхаундов с целью придать пойнтерам большую легкость и энергичность в поиске. В результате отбора наиболее быстрых и крепких собак с твёрдой стойкой возникла интересная порода, которая в начале XIX века в Англии стала очень популярной.

Однако есть основания считать, что ещё в середине XVIII века испано-французских браков скрещивали с блюдхаундом — английской гончей, а также — с гладкошерстными борзыми. Кроме того, их скрещивали с заячьими гончими более лёгкого сложения — харьерами, а также — с тальботами — староанглийскими гончими, которые дали чёрных пойнтеров.

Увлечение скрещиванием испанских и французских браков с английскими гончими и борзыми изменило их внешний облик и несколько ухудшило чутьё. Особенно некрасивыми были облегчённые головы и крючковатые хвосты. Кроме того, эти английские пойнтеры часто срывали стойки, гоняли дичь, были непослушны, упрямы — плохо поддавались дрессировке. Требовался жёсткий отбор собак с твёрдой стойкой и хорошим послушанием. Это достигалось возвратным подмешиванием крови испано-французских браков, а для улучшения внешнего вида и увеличения резвости собак продолжали скрещивать их с хортой борзой.

Популярность английских пойнтеров возрастала, и уже в 20-х годах XIX века они распространились почти по всей Англии за исключением Ирландии и Шотландии, где предпочитали длинношерстных сеттеров.

Увлечение скрещиванием с хортой борзой привело к некоторому упадку породы, так как появилось много пойнтеров с борзоподобной внешностью, склонных к работе без стойки и гоньбе по прямой. Кроме того, они были невыносливы, глуповаты и трудны в натаске.

Для улучшения внешних и рабочих качеств пойнтеров в 20-х годах XIX века К. Осбальдестон и другие заводчики к облегченным пойнтерам стали подмешивать кровь бульдогов. В результате этого скрещивания у пойнтеров появилась крепость, энергия, сила и выносливость, голова приобрела четкий перелом, выразительные, прямо посаженные глаза, скуластость, хвост лишился загиба, приобрел характерные прямые линии.

Тогда же широкую популярность завоевал усовершенствованный облегченный английский сеттер, с которым также производили скрещивание.

Получаемые помеси — дропперы — распространились среди пользовательных охотников. Выдающиеся полевики этих помесей с короткой шерстью использовались для улучшения пойнтеров, с длинной — сеттеров.

Начиная с 30-х годов скрещивание с хортыми борзыми и бульдогами прекратили. Гибридизация продолжалась в основном за счёт французских браков и английских сеттеров. Это способствовало стабилизации экстерьерных признаков и полевых качеств собак. У французских браков стали ниже поставленными и более длинными уши, слегка выпуклым череп, более выпуклыми и увеличенными глаза. Кофейно-пегий и чёрно-крапчатый окрас пошёл у пойнтеров от французских браков и бульдогов, собаки этого окраса больше походили на помеси именно этих пород, а жёлто-пегие — на гончих. В это время предпочитали собак кофейно-пегой масти, так как они показывали более хорошее чутьё и крепкую стойку, чем жёлто-пегие, красно-пегие, палевые и чёрные пойнтеры, которые зато были самыми быстрыми и азартными. Внешность последних характеризовалась борзоватостью — островатая удлиненная голова, тонкий прямой хвост, тонкая гладкая кожа.

После 50-х годов, в результате ограничения гибридизации и проведения в основном внутрипородных вязок, экстерьерные качества пойнтера стабилизировались, масть уже не играла какой-либо роли.

В дальнейшем происходит расцвет породы пойнтер, эти собаки становятся очень популярными среди ружейных охотников и заводчиков. У крупных заводчиков появились группы пойнтеров с характерными отличиями. Так, Эдж из Ноттингема разводил легких однотипных собак тёмно-кофейно-пегой масти с мелким крапом, Дерби и Сефтон держали пойнтеров более тяжёлого, крупного типа, с продолговатой головой и отличными рабочими качествами. Несколько позже особым признанием пользовались питомники Гарта, Уайтгуза, Тойд Прайса, Пилькингтона и др.

С 1860 года в Англии стали регулярно проводить выставки, и, естественно, собаководы особое внимание обращали на внешность и формы пойнтера. Предпочтение отдавали элегантным формам — красивая облегченная голова, тонкий прямой хвост, яркий окрас. В 60-х годах в моде были собаки жёлто-пегой масти, в 70-х — кофейно-пегой.

Участие в выставках резко повысило интерес собаководов к чистокровности пойнтеров, сделало невыгодным проведение кровосмешения. Выставки активно популяризировали породы и фактически способствовали их становлению. Дальнейшее развитие уже шло в совершенствовании внутрипородных качеств — в зависимости от моды и интересов охотников.

Первые полевые состязания 60-х годов показали малую конкурентность пойнтеров в сравнении с английскими сеттерами, которые были быстрее и азартнее. Это явилось причиной увлеченности легкими, подвижными пойнтерами с быстрым поиском. Скаковые качества пойнтера начали интенсивно развивать в ущерб выносливости и крепости форм. Порода теряла выставочные экстерьерные качества до тех пор, пока чемпионом не стал знаменитый Банг С. Прайса с грубой головой, развитой грудью, крепкими ногами и рельефной мускулатурой, а самое главное — он был прекрасным полевиком. Чемпион Банг и его потомки дали породе большое количество крепких, выносливых собак с отличными полевыми качествами и вывели породу из намечавшегося кризиса.

Однако ещё многие годы продолжалось фактическое деление пойн-теров на выставочных, покорявших судей и зрителей своей красотой, и полевиков, которые неизменно брали призы на полевых состязаниях. Это деление приносило значительный ущерб развитию породы.

Только в 1887 году созданный Пойнтер-клуб обратил внимание на такое неестественное деление и, по предложению заводчика Норриша, постановил присуждать призы на выставках только тем собакам, которые на полевых испытаниях показали отличные охотничьи качества. Это нововведение способствовало совершенствованию породных качеств пойнтера.

В Россию пойнтеров начали завозить в начале XIX века, и они быстро получили признание у истинных любителей подружейной охоты. Сначала из-за небольшого количества собак их скрещивали с гончими и лишь с увеличением поголовья стали вести породу в абсолютной чистоте, продолжая выписывать из-за границы наиболее интересных собак.

Первые пойнтеры были завезены иностранцами, жившими в России, — Р. Я. Когуном, Н. Реуттом, бароном фон Вилье, Э. Ф. Ширингом и др.

От чёрных пойнтеров Э. Ф. Ширинга были собаки поэта Н. А. Некрасова, который скрещивал их со своими сеттерами. Затем большую партию пойнтеров приобрёл П. А. Демидов. В Москву первые пойнтеры — очень красивые — чёрного с подпалинами и чёрно-пегого окраса — были привезены В. Н. Вакселем, графами Зубовыми, А. А. Ланским, И. И. Петровским. В это же время у графа И. П. Толстого и братьев Филатовых были жёлто-пегие пойнтеры. Прекрасные чёрные с подпалинами и красно-жёлтые пойнтеры были у писателя И. С. Тургенева, которых он позже подарил профессору Московского университета И. П. Матюшенко.

В начале 60-х годов интерес к пойнтерам в России возрос, многие охотники и просто любители красивых собак стали приобретать их в Англии и Европе. Появились и питомники пойнтеров с характерными линиями разведения. Среди них наибольшую известность имели пойн-теры С. В. Пенского, Н. И. Полевкова, Н. Н. Драневича и особенно — А. А. Ланского, собаки которого на первых выставках постоянно занимали первые места. В 80-х годах широкую известность получили пойнтеры питомников графа Ферзена и в Новоукраинке — Э. А. Новицкого.

К этому времени уже были организованы клубы любителей пойнтеров. Особенно выдающиеся собаки (Альдин-Белль Э.А.Новицкого, Девоншир Неро Л. Л. Кенига, Банкир Л. Л. Пондорфа и др.) занимали призовые места не только на московских и петербургских выставках, но и заграницей.

Регулярно проводимые выставки и полевые испытания стабилизировали породу, её стандарт изменялся незначительно, в основном уточнялись только определения породных признаков.

В настоящее время порода ведётся по утверждённому выставочному стандарту, который чётко определяет экстерьерные качества пойнтера.

 

Полевые качества пойнтера

 

Охотники России во все времена хорошую полевую собаку ставили выше всех выставочных чемпионов. С 1890 по 1914 гг. особой популярностью пользовались в России пойнтеры, и почти все собаки тех лет были с очень высокими полевыми качествами. По данным Б.А.Калачева, в предреволюционный период 45 наших пойнтеров имели диплом 1-ой степени со средним баллом за чутьё около 19,4. Продолжали активно завозить пойнтеров и из-за границы — из Англии, Франции, Бельгии, Швеции, Германии.

В 1898 году абсолютным полевым чемпионом России был кофейно-пегий Рокет I 142 Р. В. Живаго, приобретенный в предыдущем году в Бельгии. Он имел два диплома 1-ой степени с 23 баллами за чутьё при общем балле 90. Первые призы в поле с дипломом 1-ой степени имел красно-пегий Шантеклер 2718 Ф. Ф. Леде. Прекрасные полевые качества показывали: чемпионка желто-пегая Марфильд-Мег 4157 Б. Д. Вострякова; ч. Сендбенк Р. Э. Элерса, вывезенный от В. Аркрайта из Англии; полевая чемпионка жёлто-пегая Меб Ф. Ф. Леде; красно-пегий ч.Рекс Н.И.Лунина, которого в 1902 г. на выставке в Петербурге поставил первым на ринге приглашенный из Англии известный знаток пойнтеров Вильям Аркрайт. Но среди них всё-таки особенно славился неоднократный полевой чемпион Рокет I. Вот как описывли работу Рокета I судьи К. В. Мошнин, В. А. Саут, Ф. Н. Шестаков в одной из книг «Природа и охота» за 1899 г.: «...этот первоклассный по своей работе пойнтер, так блестяще показавший себя на испытаниях прошлого года, и на этот раз подтвердил свои отличные качества. Быстрый, полный энергии поиск, замечательное умение пользоваться ветром, дальнее чутьё с отличной плавной потяжкой, с которой он твёрдо и уверенно становится по птице. По приказанию егеря также плавно подводит до её подъёма. При взлёте и выстреле спокойно остаётся на стойке и только поворотом головы указывает направление улетающего бекаса. Работая таким образом по четырём птицам, он выказывал полное повиновение указаниям егеря и замечательно осмысленный поиск». Цифровая расценка его работы: чутьё — 22, поиск — 29, потяжка и подводка — 13, дрессировка и послушание — 20, общий балл — 90. Он получил звание чемпиона, золотой жетон и кубок.

Известные в те времена судьи А. В. Столяров и Р. Ф. Гернгросс очень высоко оценивали работу ч. Рекса Н. И. Лунина — типичного красно-пегого пойнтера — достаточно уравновешенного, с крепкой стойкой и дальним верхним чутьём. В те же годы больших успехов в поле достигли и другие лунинские пойнтеры: желто-пегая Инга 3777, имевшая на полевых испытаниях 7 призов; желто-пегая Слава 3796, получившая приз «Лучшей подружейной собаке» и др.

Наряду с красно-пегими выделялись в поле и чёрные пойнтеры, шедшие из питомника В. Аркрайта из Англии. Более лёгкие и темпераментные, чем красно-пегие, они имели манеру исключительно верхнего причуивания, более остро реагировали на малейшие запахи дичи, чутьё у них очень дальнее, но не всегда верное, правда, эта неверность с лихвой компенсировалась дальностью.

В послереволюционное время кровь чёрных пойнтеров передавал знаменитый Блекфильд Аксакал 4058, присходящий от выставочного и полевого чемпиона Франции чёрного Каз-оф-Старлинг-де-Бельваль (владелец Месснер) и чёрной Блекфильд Цыганки Гаврилова, впоследствии перешедший Б. Б. Ясюненскому. В 1917 г. Блекфильд Аксакал получил в поле диплом 1-ой степени при 23 баллах за чутьё и полные баллы за быстроту (10) и манеру поиска (10), за стиль и красоту работы (15).

Революционная разруха нанесла большой ущерб разведению пойнтеров. Только в 1921 году состоялись первые выводки охотничьих собак, на которых было выявлено крайне незначительное количество полевых пойнтеров, пригодных для чистокровного разведения.

В 1923 г. от Аксакала и жёлто-пегой Фанни Жилова родился знаменитый чёрный ч. Камбиз 4685 (владелец Б. Ю. Ясюненский), получивший впоследствии несколько дипломов 1-ой степени. Он неоднократно выступал на состязаниях заграницей, имел более 20 полевых побед, его чутьё оценивалось в 24 балла — это был рекорд за все времена.

По свидетельству очевидцев, дальность его чутья доходила до 70—80 метров. Однако, при этом он иногда работал неверно. Нервная система у него была крайне напряжена в сравнении с красно-пегими пойнтерами, более крепкими по типу конституции, а потому более уравновешенными и с более верным чутьём.

Надо сказать, что большинство любителей охоты с пойнтером предпочитают дальнее чутьё, которое по добычливости и красоте охоты безусловно компенсирует некоторую неверность собаки. Настоящий любитель охоты с островной легавой считает: пусть собака в какой-то момент не справится со своим темпераментом, пусть не удастся сделать верный выстрел, но зато таких ярких впечатлений от страстной работы пойнтера не получит ни один владелец деловитого «универсала». Именно это имел в виду крупнейший знаток пойнтера англичанин В. Аркрайт, когда писал в 1904 году в своем классическом исследовании «Пойнтер и его история»: «Очень быстрые собаки, конечно, могут пропустить одну-другую птицу, которую более тихая найдет. Зато красота движений и внезапных стоек быстрой собаки более чем вознаградят истинного охотника за эти случайные промахи. Его не удовлетворят сто стоек вялой, тихой, безжизненной собаки».

В 30-х годах пойнтеры на полевых состязаниях боролись только за первые места, причём и чёрные, и красно-пегие, которые в те годы, в основном, шли от жёлто-пегого Барона 7113 Данилова, содержавшего кровь лучших дореволюционных пойнтеров. От него тогда родились два брата — черно-пегий Миг 50 Юдкина (несколько дипломов 2-ой степени) и чемпион красно-пегий Бокс II 60 Липатова (два диплома 2-ой степени). Миг значительно превосходил брата в поле, а Бокс — на выставках. Эти собаки дали основу родословных пойнтеров Москвы в послевоенные годы.

В 1939 г. от Мига 50 и Одны 241 родился чёрный Блек 26 В.П.Рождественского, в будущем полевой и выставочный чемпион, имевший два диплома 1 степени при 22 баллах за чутьё. Именно по отношению к нему знаток легавых тех лет А.А.Чумаков ввёл термин «абсолютный полевой чемпион». Условия для получения звания полевого чемпиона по правилам 1925 года были чрезвычайно трудны, и до 1950 года было всего четыре чемпиона в поле (все — пойнтеры).

К 1949 году Блек имел 48 потомков, из них — с дипломами 1 степени — 65, 2-ой степени — 12, 3-ей степени — 12 и в результате — звание «Лучший производитель».

Отечественная война, конечно, резко нарушила полевую и племенную работу с пойнтерами, особенно в Москве и Ленинграде — ведущих кинологических центрах.

1946—51 годы — период восстановления былой славы пойнтеров. Уже в 1946 г. полевым чемпионом среди легавых в Москве стал чёрный Гринго 272 — сын Блека 26 и Ли 32. Прекрасные полевые результаты показали и другие дети Блека 26: перводипломники — чемпион породы кофейно-пегий Ратмир 644 Б. А. Калачева и его однопометник красно-пегий Милорд Блинова, а также Дар 268 и Газель В. П. Рождественского.

 В 1950-ые годы высокими полевыми качествами отличались ч. Сура Е. Г. Землянского, ч. Джима 344 П. Н. Цыганова, ч. Донар Б. А. Калачёва, а также привезенные из Чехословакии Цеда-Драга А. С. Блистанова, из Финляндии — Фильд-Борна-Финна-Ральфа 619 В. В. Курбатова, Миф-Река Тихонова и Миф-Бен В. И. Новодворского, а также потомок финских собак ч. Крап 1013 С.И.Кремера. Эти собаки были неоднократными победителями полевых состязаний, некоторые имели дипломы 1-ой степени и были основателями кровных линий. Среди них наилучшими полевыми качествами обладали ч. Донар Б. А. Калачёва и ч.Крап С. И. Кремера, имевшие прекрасное дальнее чутьё, исключительно правильный азартный поиск и надёжное послушание.

Выдающиеся полевики 60-х годов — ч. Сура 702 Е. Г. Землянского и ч. Мезон 726 А. В. Гусева — имели экстерьерные дефекты: первая — неправильный прикус, второй — крипторхизм. Однако, это не мешало им успешно выступать на полевых состязаниях и завоевывать первые призы.

В 1963 году известный в Москве собаковод Н. И. Попонов повязал свою красно-пегую Альму, несшую кровь старых московских собак, с красно-пегим ч.Рексом 723 ленинградца В. В. Курбатова, происходящим от уже упомянутого вывезенного из Финляндии Ральфа 619 и ч. Фады В. И. Сенкевича. От этой вязки родился кобель, которому суждено было в будущем сыграть большую роль в укреплении полевых качеств московских пойнтеров. Ещё щенком от Н. И. Попонова он перешёл к известному пойнтеристу, натасчику С. И. Кремеру, который назвал кобелька Шнепом.

Красно-пегий ч. Шнеп 1153 С.И.Кремера на ринге имел твёрдое «отлично» и всегда ходил первым — некрупный, очень пропорциональный, в меру сух, с очень красивой головой. Из экстерьерных недостатков имел скошенный круп, который, однако, не портил его высокопородный вид. По характеру был очень мягкий, даже немного робкий для кобеля. В поле имел пять дипломов 1-ой степени, четыре диплома 2-ой степени. Завоевывал звание полевого чемпиона московских областных и Всероссийских состязаний легавых. В поле работал чистым верхом, очень стильно и азартно. Был послушен, с хорошо поставленным поиском, имел полный контакт с ведущим. Приведем типичные баллы одного из его дипломов 1-ой степени: чутьё — 9+8+5=22, поиск — 9+8=17, работа по птице (дупель) — 5+5+7=17, стиль — 5+5+5=15, постановка и послушание — 9+10=19, итого — 90 баллов.

Чемпион Шнеп — звонкий восторг тех лет! С ним мог конкурировать только ч. Туз 1267 И. А. Найденова (известный пойнтерист вывел его в 1966 году от своей ч. Ганы 1090 и Рекса 1057 О. В. Волкова). Туз, имевший на ринге твёрдое «отлично», очень напоминал своего предка ч. Блека 26, в поле работал азартно и подчёркнуто красиво, в стиле чёрных пойнтеров, имел три диплома 1-ой степени.

К 1970 году численность пойнтера в России восстановилась до предвоенного уровня. По данным Б. А. Калачёва, всех легавых в СССР тогда уже стало около 20000, из них пойнтеров — 22 %, причём с 1945 по 1969 годы 70 пойнтеров был дипломантами 1-ой степени — это больше, чем у всех остальных легавых, вместе взятых.

Основными центрами разведения были Москва и Ленинград. Из других регионов можно выделить Крым, Грузию, а из городов — Киев, Горький, Саратов, Тулу. Судейские оценки испытанных в поле пойнтеров в эти годы составили, по данным Б. А. Калачёва, в среднем — 72, 5 балла, а за чутьё — от 17,5 до 18 баллов.

В эти годы в Москве успешно подтверждали свои полевые качества потомки ч. Шнепа. Особенно его сыновья — красно-пегий в крапе ч. Бен 1402 А. А. Тимошенко и красно-пегий Дин 1357 Г. Ковалёнок.

Чемпион Бен — самый знаменитый сын ч. Шнепа. На ринге он занял место отца. Был некрупный, но достаточно мощный и крепкий, имел гармоничное и пропорциональное сложение, красивую голову, которую иногда нёс по-волчьи низко. В поле, натасканный и поставленный И. А. Найденовым, имел несколько дипломов 1-ой степени с максимальным баллом 92, был чемпионом московских областных межпородных состязаний, чемпионом Первых всесоюзных состязаний легавых в Гомеле в 1978 году, выделялся очень дальним чутьём, высоким стилем и послушанием.

Другой великолепный сын ч. Шнепа — упомянутый Дин 1357 — по экстерьерным данным был лучше Бена, но в поле имел только два диплома 2-ой степени. Эксперты, видевшие его на охоте, считали, что на испытаниях он должен получить более высокую оценку, и винили его владельца за неактивность. К сожалению, в помёте Дина 1357 были зарегистрированы щенки с заворотом век, видимо, по материнской линии, что заставило ограниченно использовать его в качестве производителя.

В те же годы страстный любитель пойнтеров А. С. Блистанов привёз в Москву из ЧССР чемпионку Дании красно-пегую Сусси, имеющую в Европе очень высокие призы и оценки. Мощная, немного сыроватая, костистая, длинных линий, с красивой «лебединой» шеей, она оставила заметный след в породе, особенно через внука — красно-пегого Раджа-Бас 1649 А. С. Блистанова и правнука ч. Капура 1655 С.И.Кремера.

В 80-е годы дипломы 1-ой степени имели сыновья Бена 1402: чёрно-пегий ч. Чанг 1738 Д. К. Потресова, чёрный Чен 1813 Д.С.Спицына, происходящие от перводипломницы чёрной Чары 1634 В.Н.Красикова. На Украине дипломы 1-ой степени имели чёрный Демон 1734

А. В. Стоячко, чёрный Анзор 1871 В.К.Иванова и др.

В 1980 году в Московской области насчитывалось 14 пойнтеров — обладателей дипломов 1-ой степени, в 1982 — 11 — больше, чем в любой другой породе легавых.

 В последние годы пойнтеры также неоднократно подтверждают свой высокий полевой класс. Высококлассные по полевым качествам собаки сейчас сосредоточены, как и раньше, в Москве, Санкт-Петербурге и на Украине. На пойнтера равняются другие породы, недаром говорят: без пойнтера нет легавой.

Московские областные межпородные лично-командные состязания легавых проводятся ежегодно в пойменных лугах Оки около Белоомута. В 1978 году чемпионом была чёрная Тютюсу 1557 А. А. Попова (диплом 1-ой степени), в 1979 — ч. Капур С. И. Кремера. В 1976—1978 гг. команда пойнтеров заняла первые места, в 1984—1988 гг. — вторые. В 1989 году вновь было завоёвано первое командное место, победителями стали внук ч. Капура 1655 — перводипломник красно-пегий Топ 1874 А. Р. Иоанесяна и красно-пегая Долли 1873 В. А. Кузнецова, получившие дипломы 2-ой степени в сложных погодных условиях. В том же 1989 году Топ (90 баллов) стал победителем матчевой встречи команд легавых собак четырех республик: РСФСР, Украины, Белоруссии и Польши, проходившей в Минской области (диплом 2-ой степени). Второе личное место занял минский пойнтер Блэкки (владелец В. Цивес) с дипломом 2-ой степени (87 баллов), третье — киевский пойнтер Арно (владелец П.Андреев) с дипломом 2-ой степени (86 баллов).

Современный пойнтер в поле быстро начинает работать, поиск его страстен, осмыслен. Работает широко, быстрым карьером, в полном контакте с ведущим, довольно правильным, чаще всего — врожденным челноком, скачет легко и плавно, с поднятой головой. Часто проверяет потяжкой или короткой стойкой малейшие запахи дичи, картинно замирает в скульптурной крепкой стойке. По стилю и красоте стойки пойнтеру нет равных среди всех легавых. Имеет, как и ранее, отличное чутьё и достаточно хорошую верность. К современному пойнтеру можно отнести слова В. Аркрайта, сказанные в начале 20 века: «Вся красота работы пойнтера состоит именно в его выдержке при сохранении природной страстности. Пойнтер должен быть азартен, как фоксгаунд, и мягок, как ребенок».

Пойнтер послушен, легко натаскивается, при этом не терпит грубости. Сбылась мечта В. Аркрайта — вывести пойнтеров, по природе уже готовых к охоте и требующих только отделки.

С пойнтером охотятся на любую пернатую дичь, но наиболее хороша охота с ним на вальдшнепа, тетерева, глухаря, дупеля, бекаса, гаршнепа, а на юге ещё и на перепела и куропатку. Большинство пойнтеров анонсируют и легко обучаются апорту.


г. Москва

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить