Без труда не вынешь и рыбку из пруда | Печать |

(О деятельности заместителя председателя ассоциации «Росохотрыболовсоюз» — А. А. Клушина)

ПЕСТОВСКИЙ Рюрик Викторович 


Катушка на жерлице вращалась с такой быстротой, что даже схватить её было непросто. Жерлица лихорадочно «танцевала» — казалось, что у неё поломаются «ножки», а красный флажок раскачивался как при шторме. Подсечка была вовремя, когда леска ещё стремительно убегала в глубь лунки. Она сразу напряглась, и стало ясно, что борьба предстоит нелёгкая, ведь живец был граммов сто. Все ясно: на тройнике гигант! Дух захватило, сердце забилось в бешеном ритме. Надежда только на поводок из вольфрама, который не по зубам щуке, да и леска была сечением 0,85 мм.

Первая попытка завести в лунку хищника не удалась, несмотря на то, что финский ледобур сделал её диаметром 170 мм. На том конце лески ясно ощущалась жажда жизни и свободы, но чувства рыбака подогревались азартом борьбы. Он с трудом успевал давать ход леске, слегка делая натяг. «Эх, багорик бы! Срочно нужен багорик!» Но, по закону подлости, его с ним не было. Пришлось взывать о помощи.

Помощь подошла и, к счастью, вовремя. В руках товарища сверкал багорик, но он никогда им не подсекал рыбу. Пришлось одной рукой, в которой была леска, бороться с мистером икс, а другой пытаться его зацепить, чтобы познакомиться. Это не удавалось: слой льда — почти метр. Тогда владелец багорика самоотверженно оголил руку до плеча и после некоторых усилий ему удалось забагрить хищника, но и это было напрасно: рыбина не проходила в 20-сантиметровую лунку.

На помощь прилетел на «Буране» ещё один помощник, который, оценив обстановку, решил поехать за ледобуром более широкого диаметра. Но движок заглох и не заводился. Рука товарища, державшего багорик, заледенела. Необходимо было нашему герою брать багорик в свою руку. Вода обожгла холодом, но тут же рука ощутила соперника. Видно из-за возраста кровь у рыбака была менее горячая, чем у его помощника. Нервы не выдержали, и он отпустил багорик. Контакт с «великаном» теперь осуществлялся только по леске, которую держал добровольный помощник. Рыбак с молниеносной быстротой просверлил узким буром две лунки рядом с основной, далее надо было колоть лёд между лунками, а как? Пешни, к сожалению, не было, а подцепленная на леску рыбина оказалась таким силачом, что просто-напросто сломала замок-застёжку и была такова... Ушла на вольные просторы вместе с багориком. Будем надеяться, что она от него освободится. А если рана заживёт, может быть рыбак с ней ещё и встретится...


Рыбалка на р. Ахтубе в Астраханской обл. А. А. Клушин поймал судака весом 3,5 кг
Рыбалка на р. Ахтубе в Астраханской обл. А. А. Клушин поймал судака весом 3,5 кг


Вот такие приключения в дни отдыха Александра Александровича Клушина и сейчас не редкость. А любовь к рыбной ловле и такому проведению свободного времени на природе привилась Саше с самого раннего возраста. Его отец, заядлый рыболов, с малых лет таскал сына по водоёмам, учил тонкостям и премудростям рыбалки на разных рыб и навек поселил в душе у сына привязанность к этому занятию и, естественно, любовь к природе. Да так поселил, что, когда пришло время выбирать профессию, Саша поступил в Институт биотехнологии, а не пошёл по стопам отца, кадрового военного, прошедшего всю войну соратником М. И. Неделина — маршала артиллерии. Он и в послевоенное время должен был работать под непосредственным началом маршала, но старший сын (брат Саши) продолжил отцовскую традицию и поступил в Тульское суворовское училище. Заботливый отец решил, что надо жить всем вместе и из Малоярославца, где в 1941 году родился Саша, семья переехала в Тулу. Здесь, в Туле, Саша Клушин и школу заканчивал, и на заводе поработал пару лет слесарем на токарном станке, на фрезерном строгальном... А свободное время, досуг, проводил на речках, прудах, озёрах Тульской области. Вот тут-то и начались рыболовецкие страсти! Сразу, конечно, вспоминаются разные случаи. Вот, например, однажды на очень рыбной реке Осётр: приплывают они с отцом проверить донки, а одна из донок мало того что перевернута, но так туго натянута — как струна! Отец и говорит: «Ну, давай ныряй, выясняй, в чём там дело?..». Саша нырнул, конечно, но самому страшно: “Идёшь” по леске, а там, на конце, вдруг огромная щука с открытой зубастой пастью?!» Два раза нырял, но духа не хватало дойти до крючка. Пришлось раздеваться отцу. Пока стаскивал одежду, рассказывал Саше о храбрости, о смелости. Когда вынырнул, вытащил не щуку, а линя под два килограмма. Да, конечно, на рыбалке порой нужны не только мужество, но и сообразительность, ловкость, умение. «Все это вместе и многое другое, — говорит Александр Александрович, — делает настоящую рыбную ловлю сродни искусству».

Я уже упоминал, что А. А. Клушин окончил Биотехнологический институт, и с распределением ему, что называется, крупно повезло: его направили в Архангельскую область работать в системе сельхозуправления. А уж рыбалка там какая!

Прошло два года, и за хорошую работу перевели Александра Александровича в Главное управление рыбного хозяйства. В должности инспектора Главрыбвода верой и правдой трудился он десять лет — давал «добро» на инженерное строительство, чтобы оно не вредило экологии того или иного водоёма. Приходилось выдерживать иногда целые бои за сохранение экологической чистоты рек и озёр. Сюда же входила и война с браконьерами, причём, всех рангов: от простых мелких жуликов и барыг до нарушителей самого высокого разряда, прикрывающихся государственными интересами и ни в коем случае не считающих себя браконьерами. Таким был, например, директор завода ЗИЛ, член ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР Бородин. Он решил засыпать Нагатинскую пойму Москва-реки, чтобы создать новые площади для временного размещения автомобилей. А как раз перед этим Нагатинская пойма усилиями Главрыбвода была доведена до такой экологической чистоты, что там стала нереститься рыба.

Понимая, что необходимы и технический прогресс, и расширение мощностей, Александр Александрович Клушин взялся за изучение мирового опыта. Познакомился с тем, как решают эти вопросы за рубежом, как делают надземные эстакады, подземные автополигоны, и доказал, что при тех же затратах можно не уничтожать эту часть водоносной, а, образно говоря, жизненосной системы города Москвы.

Битва была жаркой. Александру Александровичу приходилось выступать и сражаться на всех уровнях, писать во все инстанции, начиная от районных органов и до госпрокуратуры и ЦК КПСС. Неоднократно Бородина облагали штрафами, но что значил для него, государственного и партийного чиновника такого уровня, штраф в месячный или полуторамесячный оклад? Ничего. Но обижало. И тогда он решил снизойти до разговора с «этим Клушиным из Главприроды» и сделать ему внушение. Вызвал его, что называется, «на ковёр»: «Ну что ты со мной воюешь? Оба мы полномочные представители государства: я — директор завода, ты — старший инспектор». А Александр Александрович ему и говорит:

— Вот именно, потому что мы оба выступаем с позиций государства и Вы сами участвуете в осуществлении постановлений ЦК КПСС и Совета Министров об усилении охраны природы (как раз в те времена приняли такое постановление), Вы в первую очередь должны понимать, что Ваши действия неправомочны, а я, как начальник инспекции, призван следить за неукоснительным соблюдением этого постановления.

Тут «большой начальник» полудружественным, полуприказным тоном говорит:

— Ты вот что: давай бросай всё это, не надо ничего делать — тебе же будет лучше...

Законопослушный Александр Александрович говорит:

— Извините, но я не могу этого не делать, я за это зарплату получаю. А потом, ведь есть выход технологически другой...

Но член ЦК даже слушать не стал и резко, грубо оборвал разговор. Нагатинскую пойму продолжали засыпать, а Клушин продолжал героическую борьбу. Он оштрафовал начальника порта, который санкционировал отправку барж для засыпки поймы, и ... работы по порче водоёма прекратились. Но и Бородин не остановился. Он обратился в МГК партии, где этот вопрос поручили Промыслову. Тот, недолго думая, выполняя волю старшего партийного товарища, размашисто наложил резолюцию «Разрешаю», и уничтожение поймы продолжилось. Но принципиальный Александр Александрович и тут не сдался. Прежде всего убедил Росрыбвод дать заключение, осуждающее такие действия. Потом пошёл к «водникам», а те говорят: «Да мы-то дали разрешение на засыпку только потому, что самая строгая инстанция — «Главрыбвод» не возражала. А раз они против засыпки водоёма, то и мы, конечно, против». Потом Клушин добился желательной резолюции санэпидстанции и других организаций. И когда это было сделано, он поставил вопрос перед Моссоветом: на каком основании Промыслов самолично наложил резолюцию «Разрешаю»? И впервые за всю историю Моссовета Председатель дезавуировал собственное решение. Это было как гром среди ясного неба в бюрократической деятельности московского правительства. Рассвирепевший Бородин схватился за рычаги партийного аппарата. Ну, а как говорится, «против лома нет приёма». И все, ещё вчера бывшие «за», спасовали перед ЦК партии. «Бой» был жаркий и упорный и, конечно, многому научил бесстрашного Александра Александровича. Ну а теперь надо было «отступать на заранее подготовленные позиции». Последний бросок был в СМИ. Но ни один журнал или газета не осмелились выступить вопреки «указаниям». И только очень популярная в те годы «Литературная газета» посвятила целую страницу этой теме, описав всю ситуацию и рассказав, какой хороший Клушин, но даже она умолчала, какой плохой Бородин...


А. А. Клушин — заместитель председателя ассоциации «Росохотрыболовсоюз»
А. А. Клушин — заместитель председателя ассоциации «Росохотрыболовсоюз»


Председатель Центрального правления Российского союза охотников и рыболовов Алексей Иванович Корольков (светлая ему память), наслышанный о бойцовских и деловых качествах Клушина, пригласил его к себе на работу. Несколько смущало Александра Александровича то, что он хоть и был заядлым рыболовом, к охоте относился настороженно, хотя и был с детских лет отличным стрелком в тире. Но сомнения его рассеялись, когда стало известно, что он может проявить себя не только в любительско-спортивном рыболовстве, но и на поприще дичеразведения, перед ним открывается непочатый край работы в благородном деле сохранения и умножения нашей фауны.

Общественное учреждение, куда поступил на работу Александр Александрович, было Союзом, прежде всего, охотников, а заодно уж и рыболовов, потому что они ведь тоже охотники — только за водной фауной. Клушин, как мы знаем, охотником не родился, но стал охотником по обязанности. И вот уже 28 лет охотничьего стажа за его плечами. Для умелого и эффективного руководства какой-нибудь отраслью необходимо прежде всего самому быть хорошим специалистом в этой области. Поэтому Клушин на практике и в теории изучил все доступные у нас виды охот. И не только у нас. Он может похвастаться и зарубежными трофеями. А однажды, участвуя в облавной зверовой охоте, Александр Александрович умудрился уложить всех трёх разрешённых к добыче лосей в одном загоне. После этого у него не было отбоя от предложений участвовать в промысловых, товарных охотах, которые он чаще всего вежливо отклонял, так как не был поклонником ни одной. А уж к загонной зверовой за последние годы и совсем охладел. Но когда зайдут споры-разговоры об охоте, Александр Александрович не преминет заметить:

— А всё-таки рыбалка погуманнее охоты.

— Почему?

— Хотя бы потому, что рыболов всегда может подарить рыбке жизнь, отпустить свою добычу на свободу, а охотник, если уж попал в зверя или птицу, — так всё! И даже если только ранил, то по охотничьей этике обязан добить подранка.

Александр Александрович так овладел искусством правильной охоты, что в 1990-е годы создал четыре телевизионных фильма об этом. Это было прекрасное начинание, очень полезное для охотничьего дела. Впервые по телевидению широкой публике рассказали правду об этом замечательном увлечении миллионов людей. Рассказали, что охота и охрана природы — «близнецы-братья», что охотники — самые рьяные защитники природы; что российскую культуру невозможно представить без охотничьей тематики... Первый фильм был, как помнится, об охоте на волка. Тут были серьёзность охоты и опасность, дискуссионные моменты и волшебная красота нашего зимнего леса, мастерство и благородство охотников. Другой фильм рассказывал о самой распространённой из осенне-зимних охот — охоте на зайца. Фильм показал всё разнообразие этого увлекательнейшего и многотрудного занятия. Не обошлось и без фильма о весенней охоте с таинством тетеревиного тока, а также о необычайно волнующей и требующей большого умения и выдержки охоте на глухаря. Были там сцены о гусиной охоте с её любопытными приспособлениями. И, естественно, одной из главных киноновелл была любимая Александром Александровичем охота на селезня с подсадной уткой. Я, сам не большой поклонник этой охоты, спрашиваю Клушина:

— За что Вы её так любите?

— Ну, как же, — отвечает он, — это высокая поэзия природы! Сидишь тихо в шалаше, а вокруг тебя весеннее небо и земля поют голосами журавлей, лебедей, а рядом лягушки страстно квакают... Всё в пробуждающемся мире гудит, вибрирует... Твоя подсадная уточка нежно и призывно крякает... И ты всем своим организмом испытываешь наслаждение от того, что ты — неотъемлемая часть всего этого живого природного великолепия.

Честно говоря, я не ожидал, что в его охотничьей душе звучат такие поэтические струны. И ещё к сказанному он добавил:

— Некоторые сетуют, что это не джентльменская охота. Этим «джентльменам» я бы посоветовал сходить в московский зоопарк и посмотреть, как ведут себя селезни. Селезни — очень плохие отцы, их не интересует потомство, как многих животных, они не собираются заботиться о нём. У них срабатывает только инстинкт оплодотворения. Они измучивают утку, бьют её до крови, забивают насмерть. Или, если утка уже высиживает яйца, они своим приставанием сгоняют её с гнезда. Этим мгновенно пользуются хитрые вороны, которые дежурят неподалёку, и тут же расклёвывают яйца, уничтожая всю кладку. В результате воспроизводство идёт на убыль. Вот вам и роль селезня! Нет, не зря исстари велось у охотников на Руси правило — сокращать весной поголовье селезней. А потому разговоры о «джентльменстве» и о том, что «давайте запретим весеннюю охоту» — яйца выеденного не стоят. А для регулирования отстрела селезней существует научно обоснованная норма.

Александр Александрович был непосредственным участником всех съёмок: сидел в шалашах и разных скрадках, шагал по болотам и утопал в снежной целине, т. е. все эти сюжеты он пропустил через себя.

Помимо любимой и родной рыбалки было у него ещё одно симпатичное занятие, которое, как он говорит, добавило гирьку на чашу весов за переход на работу в Росохотрыболовсоюз. Это — дичеразведение. Центральное правление РОРС в своё время довольно широко развернуло эту работу. В 1986 году даже Совет Министров РСФСР утвердил обширный план расселения дичи, выращенной в охотничьих угодьях республики. Предполагалось расселить шесть с половиной тысяч зверей, восемьдесят тысяч птиц. К концу 80-х годов действовали 33 дичефермы. Еще в 88-ом году была построена последняя из крупных дичеферм — Горьковская (теперь Нижегородская). Большие дичефермы работали в Московской, Свердловской, Куйбышевской областях, в Ставропольском и Краснодарском краях. Только они вырастили почти 45 тысяч уток. И все это строилось, развивалось, жило исключительно на деньги Центрального правления. В то время на дичеферме Приморского краевого общества было выращено около 4-х тысяч маньчжурских фазанов. Недалеко от Москвы, в Калужской области, в опытном хозяйстве Росохотсоюза «Заячья гора» была выпущена партия фазанов для охоты, что называется, «под ружьё». Это было дело хлопотное и недешёвое, но интересное и заманчивое. И тогдашний председатель Росохотсоюза Алексей Иванович Корольков захотел «пойти дальше».

«Вызвал меня, — рассказывает Александр Александрович, — и говорит: “Будем разводить фазанов в природе — пусть естественно размножаются”»...

Занимаясь дичеразведением, Клушин уже знал, что размножаться на воле фазаны не смогут. Во-первых, всем известно, что курица — птица глупая; фазан не исключение. Когда корма рядом недостаточно, то в поиске его фазаны путешествуют довольно хаотично и забредают в деревни, а там их бьют чем попало: не умеют фазаны прятаться от хищников. Во-вторых, в яйцах, которые откладывают самки, из-за большой разницы дневной и ночной температур эмбрионы часто погибают. И, в-третьих, даже если птенцы вылупятся, им нужен специальный корм. Это всякие мелкие насекомые, а они из-за химической обработки полей, лесов в массе гибнут. Европейский опыт разведения фазанов показал, что для птенцов разного возраста надо производить корма на специальных заводах. При этих условиях в Венгрии, например, в сезон выпускают на волю до миллиона фазанов.

Клушин привёл все эти доводы Алексею Ивановичу, но тот стоял на своём: «Надо попробовать». Хорошо, что в этот момент из Ростовского общества (Ростов-на-Дону) приехал директор Нижне-Кундрюченского охотхозяйства, где была одна из лучших ферм по дичеразведению, Борис Александрович Нечаев. Этот известный учёный поддержал Клушина. Клушин в тот период курировал дичеразведение от Росохотрыболовсоюза, у него с Нечаевым была очень тесная связь. И не только мнение учёного-специалиста, но и его поступки ложились в копилку опыта Александра Александровича.

Хочется вспомнить такой эпизод: ЦК КПСС рекомендовало Росохотрыболовсоюзу заниматься разведением дрофы и стрепета. А. Н. Корольков договорился о встрече куратора РОРС от ЦК Швецова с Нечаевым.

— Будете заниматься разведением дрофы и стрепета, — поставил задачу перед Нечаевым Швецов.

Ответ был как выстрел:

— Не буду!

Такого представитель ЦК явно не ожидал. Повисла пауза. И в этой напряжённой тишине прозвучало:

— Вы что... забыли, где находитесь?

— Я не забыл — в ЦК КПСС.

— Догадываетесь, что Вам за такие слова будет?

— Да, я должен положить партбилет на стол.

Борис Александрович, вынув из кармана билет и положив его на стол, сказал:

— А разводить этих птиц я не намерен.

Швецов привёл примеры успешной подобной работы в ГДР, но Нечаев аргументированно всё отверг и... остался с партбилетом. Когда мы с Клушиным вспоминали этот эпизод, мне стало ясно, что пример принципиальности Нечаева упал на плодородную почву.

Когда я говорю о делах Александра Александровича, естественно надо понимать, что не один он занимался этой деятельностью. Вокруг всегда были помощники, подчинённые... В лучшие времена, в 1980-х годах, при Центральном правлении существовал Отдел дичеразведения, которым руководил сначала легендарный Игорь Алексеевич Кондратьев, потом Ким Геннадьевич Куликов. Да и сам председатель Росохотрыболовсоюза А. И. Корольков принимал в этом живейшее участие. К сожалению, работа эта пошла на убыль. Отдела уже нет, дичефермы позакрывали — количество их сократилось более чем вдвое (это на 2004-й год, а сейчас, наверное их осталось ещё меньше). По данным на тот же 2004-й год, там было выращено 157 кабанов, около 5 тысяч уток да тысяча с лишним фазанов.


Участники семинара по дичеразведению в г. Кургане (1990-е годы)
Участники семинара по дичеразведению в г. Кургане (1990-е годы)


Но самое главное, что среди разрушительного экономического, политического и социального вала, который прокатился по нашей стране в 90-х годах, руководству ассоциации РОРС удалось сохранить саму систему, саму общественную организацию. Мне кажется, что, помимо профсоюзов, РОРС — самая большая общественная организация в нашей стране, а если сравнивать её с подобными организациями в других странах, то она самая большая в мире. Но ведь «разрушать — не строить», а потому и она могла свободно распасться в силу внешних и внутренних причин. И в том, что она уцелела, заслуга, прежде всего А. А. Улитина. А Клушин, первый заместитель председателя, его правая рука, вот уже более двадцати лет ежедневно решает с председателем массу задач и проблем, которые ставит перед организацией наша, далеко не простая, жизнь. Своей энергичной деятельностью А. А. Улитин доказал, что он по праву занимает пост председателя Центрального правления, а вступление его на эту должность происходило при довольно сложной обстановке. Было много выступающих «за» и «против». Некоторых не устраивала молодость А. А. Улитина, который в то время занимал должность зав. отделом Главохоты РСФСР, другие считали, что возглавить РОРС должен кто-то из руководителей Центрального Правления: «варягов нам не надо!»

 «Я был немного знаком с А. А. Улитиным по общественной работе в обществе “Знание”, — рассказывал мне Александр Александрович. — Мы были членами научно-методического Совета по охране природы. Я много раз слышал, как убеждённо и квалифицированно отстаивал он в разных инстанциях природоохранное законодательство. Я сказал, что молодость — это его достоинство, а не недостаток, а опыт придёт, и мы готовы ему в этом помочь. После моего выступления прения прекратились и началось голосование. Большинство — «за». Решение было правильным. А. А. Улитин не только вырос сам, но и, став у штурвала корабля под названием «РОРС», не дал ему утонуть в трудное время, укрепил, придав статус «Ассоциации», и сейчас продолжает уверенно вести его, несмотря на множество айсбергов и подводных камней».

Надо добавить, что Улитин за время своего председательства стал одним из ведущих в России охотоведов, доктором биологических наук. Он удостоен нескольких правительственных наград.

«Кстати сказать, — продолжал Александр Александрович, — Улитин стал основоположником охотничьего иностранного туризма в нашей стране. Ситуация того времени подсказывала, что пора начинать эту деятельность, но А. И. Корольков побаивался. Он говорил: “Ну вот, например, приедет к нам в хозяйство западный немец и (не дай Бог!) под ним скрипнет кровать — это же международный скандал!”


Международный семинар по сохранению медведя. 1993 г. Москва. Дом охотника и рыболова
Международный семинар по сохранению медведя. 1993 г. Москва. Дом охотника и рыболова


Улитин не только не испугался иностранцев, а, наоборот, создал Отдел внешнеэкономических связей, пригласил американскую организацию «Траут-Анлимитет», с которой была проведена первая научно-практическая конференция по сохранению атлантического лосося.

Начало интуризма, конечно, было не простым. Александр Александрович вспоминает первые шаги в этом направлении: «Поехал я на Кольский полуостров с намерением организовать соревнования по ловле сёмги нахлыстом. Секретарь Мурманского обкома партии сначала удивился моей дерзости — ещё ни один иностранец не ступал на эту землю. Когда же узнал, что американцы уплатят в бюджет 30 тысяч долларов, причём ни за что (пойманную рыбу они вновь отпустят в водоём), задумался. Кроме обкома партии мне пришлось убеждать в полезности спортивных мероприятий облисполком, облкомитет безопасности, комитет по туризму, бассейновое управление и т. д., и т. п. С наукой пришлось спорить долго. Учёные не соглашались с моими доводами, что никакого ущерба природе не будет. Тогда я пустил в ход научные исследования американцев, скандинавов и немцев, которые показали, что в случае поимки сёмги на блесну, гибель её составляет 20—30 %, а вот на искусственную мушку — лишь 2—3 %. В конце концов мы стали пионерами в развитии иностранного охотничьего и рыболовного туризма в России».


А. А. Клушин и Н. Франко — Президент Всемирной организации охотничьего хозяйства. Москва, 1993 г.
А. А. Клушин и Н. Франко — Президент Всемирной организации охотничьего хозяйства. Москва, 1993 г.


В разговоре об интуризме совершенно отдельную главу составляет дружба финляндского общества рыболовов с нашим. «Крёстным» этой дружбы был А. Клушин, хотя началось это с не очень приятного инцидента. «Меня пригласил к себе А. И. Корольков, — рассказывает Александр Александрович, — и говорит: “У Вас прокол на международном совещании. На Вас пришла жалоба из ГДР. Меня вызывали по этому поводу в ЦК КПСС. Вам следует поехать туда для объяснения”.

В сельхозотделе ЦК мне зачитали жалобу от председателя Союза рыболовов Хельмута Штайна. Суть её в том, что я якобы хотел внести раскол в соцсодружество... А это грозило мне по крайней мере строгим выговором или увольнением с работы. Дело в том, что финский Союз охотников и рыболовов изъявил желание участвовать в традиционных соревнованиях по рыбной ловле на «Кубок дружбы», в которых участвовали все страны соцсодружества. Я об этом информировал участников международного совещания руководителей соцстран, которое состоялось в Болгарии. И хотя Финляндия не относилась к социалистическим странам, финский Союз охотников и рыболовов тесно сотрудничал с Росохотрыболовсоюзом. Его участие было выгодно и экономически, а самое главное — как можно было ударить по руке финнам, которые протягивают её с миссией дружбы?! Участники совещания выразили единодушное согласие с такой позицией, и только делегация ГДР была категорически против, да к тому же обвинили меня в расколе соцлагеря. Я показал протокол совещания, в постановлении которого было записано: «Вопрос об участии финского Союза охотников и рыболовов в соревнованиях на «Кубок дружбы» обсудить дополнительно на следующем заседании в ГДР». Инцидент был исчерпан».

Вот так благополучно разрешилась эта конфликтная ситуация. И с тех пор дружба наших рыболовов и финских продолжается почти 30 лет. В самом начале этих дружеских отношений финский Союз охотников и рыболовов обратился с просьбой к нашему Союзу — поймать для них росомаху. Ну, конечно, наши с готовностью на это пошли. К большой обоюдной радости одна из пойманных росомах ждала потомство и вскоре принесла приплод. В знак благодарности финны подарили нам четырёх белохвостых оленей. Этого вида оленей у нас в стране до сих пор не было, и как они акклиматизируются, было для всех загадкой. Но попробовать было очень соблазнительно, тем более что самка белохвостого оленя приносила ежегодно по 3—4 оленёнка. Клушин тогда «перекопал» архивы всех возможных библиотек, чтобы как можно больше узнать о биологии этих оленей. А финны рассказали, что накануне Второй мировой войны они привезли из Америки всего пять голов этих оленей, а уже в 1980-х годах охотники-любители суоми отстреливали за сезон до 150 тысяч особей. Конечно, Росохотсоюз с энтузиазмом воспринял такое предложение. Но одного энтузиазма было мало. Надо было получить «добро» от науки. И тут начались аппаратные «игры». Научная лаборатория находится в ведении Главохоты при СМ РСФСР. И они выступили против выпуска этих оленей, мотивируя тем, что это создаёт конкуренцию нашим копытным и занесёт нежелательные болезни, которым, якобы, подвержены белохвостые олени. Доводы Росохотрыболовсоюза о том, что северная часть страны представляет у нас пустую нишу и что в случае болезней можно проводить санитарный отстрел, действия не возымели, и Главохота на это мероприятие наложила вето. Всем сторонникам расселения казалось, что это произошло только из-за того, что идея принадлежала не Главохоте, а Росохотрыболовсоюзу. Но возвращать подарок обратно было неудобно и оленей отдали в Московский зоопарк. Кстати, там, проведя все нужные анализы, констатировали, что олени абсолютно здоровы. Александру Александровичу позвонил директор зоопарка и спросил, достаточна ли высота загородок вольера в 2 метра 5 сантиметров? Клушин посоветовал высоту увеличить. Но директор не прислушался к совету и в результате одного из оленей с большим трудом отлавливали по всему зоопарку: он без труда перемахнул более чем двухметровую изгородь!


Первые чемпионы мира (сборная «Росохотрыболовсоюз» — Россия) по ловле рыбы со льда на мормышку
Первые чемпионы мира (сборная «Росохотрыболовсоюз» — Россия) по ловле рыбы со льда на мормышку


Двусторонняя дружба с финнами началась с рыболовных соревнований. К этой теме хочется добавить, что мы научили финнов ловить рыбу зимой на мормышку. У нас этот способ распространился с Урала, потом его освоила вся европейская часть России. А когда мы передали этот опыт Финляндии, то они дальше — в Швецию, а потом и в Норвегию. Сейчас ловля на мормышку — одна из дисциплин чемпионатов мира. А наши друзья, финны, вывели интересную статистику: благодаря освоению этой ловли, улов финских рыбаков увеличился в 2—3 раза. Но всё-таки в двусторонних соревнованиях неизменным победителем была Россия. Лет 25 назад Клушин, как обычно, был командирован руководителем делегации на эти традиционные соревнования в г. Тампере. И тогда генеральный секретарь финского Союза Симо Алгрен рассказал ему, что его пригласил к себе Президент Финляндии Урхо Кекконен и предупредил, что если их спортсмены хотя бы раз не победят советскую сборную (тем более у себя дома!), его, Алгрена, снимут с должности. Надо сказать, что Кекконен сам был хорошим спортсменом, даже чемпионом Суоми по прыжкам в высоту, и никак не мог понять, почему их рыболовы всё время проигрывают. И в этот раз финны победили (без всяких поблажек с нашей стороны). «Это был случай, — говорит Александр Александрович, — когда я порадовался нашему поражению». А сегодня финские рыболовы, как и наши, могут гордиться званием чемпионов мира по ловле на мормышку.

Но наряду с достижениями Ассоциации, которые происходили не без участия Клушина, и наряду с прекрасным, романтическим делом — организацией отдыха на охоте и на рыбалке, которому служат эти подвижники, им приходится заниматься отнюдь не романтическими делами в своих трудовых буднях. Взять хотя бы эпизод, связанный с принятием Закона об оружии. В нём записано, что оружие для охоты может приобрести только гражданин, имеющий членский охотничий билет. Клушин был в рабочей депутатской комиссии Госдумы, там же, естественно, был и представитель Главохоты. И вот последний вдруг заявляет, что из закона надо исключить упоминание о членском охотничьем билете, а записать просто, что оружие для охоты может приобрести любой гражданин, имеющий право на охоту. Александр Александрович возразил, указав на то, что охотничий билет гарантирует соответствующую подготовку, сдачу охотминимума и правил безопасности при обращении с оружием. В общем, спорили, спорили... Возглавивший комиссию Виктор Иванович Ильюхин один день склонялся к формулировке Главохоты, другой — Росохотрыболовсоюза. Баталия тянулась несколько дней. Завтра уже пленарное заседание, а чаша весов на стороне Главохоты. Клушин идёт на приём прямо в кабинет Ильюхина, а тот выходит из кабинета на перерыв. Клушин, можно сказать, «схватил» Виктора Ивановича за лацкан пиджака у самого лифта и в последний раз ясно и чётко доказывает правоту их формулировки. Ильюхин окончательно согласился с Клушиным. Но когда они расстаются, Александр Александрович чувствует, что у него вся ладонь в крови. Он в медчасть. Там говорят: «Очень сильно перенервничали, вот сосуды и не выдержали — лопнули. Хорошо ещё, что в руке, а не в голове». Вот чего стоят чиновничьи распри!

Чего только не пришлось испытать руководству Ассоциации и Клушину, в частности, борясь с неправомочными платными лицензиями; за право продавать, покупать оружие, за охоту и т. д., которые вводили работники МВД с одной только целью — увеличить поборы. А Рослесхоз, например, постановил, что охотничьи общества должны им платить за то, что охотники ходят по лесу. «Хотя уж тогда логичнее было бы, — говорит Александр Александрович, — брать с Рослесхоза плату за то, что Росохотсоюз в лесу подкармливает всех животных, разводит их, выпускает в лес зайцев и т. п.». Заседали, спорили в Лесхозе, Главохоте, Росохотсоюзе, правительстве. Наконец, убедили и записали в лесной кодекс 121-ю статью, где говорится, что участки лесного фонда предоставляются для охоты безвозмездно. Тогда председателем Рослесхоза был Шубин, потом его сменил Расщупкин и опять выходит приказ по Рослесхозу, что охотники должны платить с площади охотугодий: если в дубраве охотятся — одна цена, в берёзовой роще — другая, в осиннике — третья... И всё это выливается в семь с половиной миллиардов рублей в год! Это, конечно, полнейший абсурд! В этом приказе есть и не менее «гениальная» идея: если спортсмены бегают по лесу, то их общества также должны платить. И вот Клушин вкупе со своим руководством отстаивает, доказывает во всех инстанциях... Пока вроде бы «их взяла»: Расщупкин вынужден был отменить свой приказ (хорошо, что он в Минюсте не был ещё зарегистрирован). Но неизвестно, какой ещё завтра выйдет приказ — уж больно всем ведомствам хочется заработать! Доказали, что охотники не лесопользователи, теперь надо доказывать, что рыбаки не водопользователи. И так до бесконечности.

И в заключение этой темы ещё один эпизод аппаратно-бюрократической борьбы. Все прекрасно знают, что среди богатств нашей страны есть так называемое «мягкое золото» — пушнина. Раньше добывали её только промысловики, т. е. профессиональные охотники. Но с развитием племенного собаководства и среди любителей появились такие охотники-лайчатники, которые не уступают иному промысловику. И тут сразу же подсуетились налоговые органы. Они не придумали ничего лучшего, как ввести налог на охотника-любителя за пушнину, которую он добывает и сдаёт государству. Чиновники объясняли это тем, что профессионал же платит налог. Но они совершенно не учитывали, что промысловик получает от государства бесплатно технику, горючее, оружие, боеприпасы, обмундирование... А член охотничьего общества (охотник-любитель) платит бешеные деньги за возможность забраться подальше в глушь, закупает сам продукты для себя и собаки, пользуется своими ружьями, покупает патроны... За то, что он на свои средства добывает государству пушнину, его решили обложить налогом!? Много «порогов обил» Александр Александрович, пока наконец не добрался до заместителя министра финансов, который вник в суть дела и отменил это абсурдное решение.

Господи, на что же уходит творческий потенциал талантливых людей, энтузиастов, которые стараются, чтобы более чем тридцати миллионам рыболовов и охотников — членам охотничьих обществ — отдыхалось в отпуске и в выходные дни хорошо, без проблем!

Сейчас Александру Александровичу 66 лет. Но и в этом возрасте он сохраняет подтянутость, бодрость — видный и интересный мужчина. А если добавить к этому, что он играет на гитаре и на баяне да ещё поёт, то непонятно, почему он женился только в зрелом возрасте. Всё дело в характере Александра Александровича. Клушин считает (и, по-моему, правильно!), что семью надо создавать только тогда, когда крепко стоишь на ногах. Конечно, жена сначала относилась очень ревниво не к работе его, а к тому, что досуг, выходные он проводил на рыбалке, на охоте. Александр Александрович в свою очередь изо всех сил старался приобщить свою дорогую половину не к охоте, конечно, а к любимой рыбалке. Но, к сожалению, из этих благих намерений ничего не получилось. Зато жена в конце концов поняла, что это — не самый большой недостаток любимого мужчины. Надежда оставалась на потомство. Но Бог дал Александру Александровичу двух дочек. Когда они подросли, он возил их на самые лучшие и интересные рыбалки, в замечательные уголки природы. Рассказывал, что у них в Обществе много женщин, есть даже специальный женский клуб спортивного рыболовства. Многие женщины становятся мастерами, а некоторые поднимаются до вершин международного класса, ездят по разным странам мира... Но все напрасно: женщины семьи Клушина не разделяют его пристрастий. Что же касается его самого, то он ездит на рыбалку и на охоту не просто на отдых, а на работу, и в семье к этому привыкли и даже больше — относятся с пониманием и уважением. И всё-таки очень хочется передать свой богатейший опыт и знания родному человечку. Теплится надежда на внуков, но пока старшая дочка подарила тоже девочку. Дорогой Александр Александрович, не унывайте — всё впереди!


А. А. Клушин и Н. Франко — Президент Всемирной организации охотничьего хозяйства. Москва, 1993 г.
А. А. Клушин и Н. Франко — Президент Всемирной организации охотничьего хозяйства. Москва, 1993 г.


Да он не только сам не унывает, но старается не давать это делать окружающим. «К сожалению, — говорит он, — у людей в жизни гораздо больше знаков вопроса, чем радостных, восклицательных знаков». И ему очень хочется, чтобы вокруг него было побольше улыбок, ведь известно, что улыбки продлевают жизнь. А потому из-под пера Александра Александровича выходит сборник рыбацкого «фольклора». Здесь всё, что наизобретали остроумного и смешного люди с юмором в часы любимого досуга.

Но есть так называемый юмор, который возмущает самого собирателя смешного. Это довольно избитая тема: «Рыбалка и охота — это пьянство в резиновых сапогах». «Такое сочинить, — говорит Александр Александрович, — мог только человек, очень далёкий и от рыбалки, и от охоты! У рыбака и охотника так много дел и забот, что в телевизор взглянуть некогда, не то что тратить время на пьянки-гулянки. Ведь надо снаряжение отладить, починить, побегать по магазинам в поисках чего-то недостающего. Как правило, опытный охотник предпочитает патроны снаряжать сам. А это дело кропотливое, требующее внимания и большой аккуратности. А рыбак зачастую много вечеров потратит на то, чтобы вырезать или выточить такой воблер или блесну, которые будут удовлетворять его вкусу и фантазии. Для того, чтобы раз в неделю или в месяц выехать на природу, требуется в будни проявить столько сил, энергии, хлопот, творческой выдумки, что какое тут может быть пьянство и дурная голова!? Одно с другим несовместимо. Так что пятно, которое хотят положить на охотников, к настоящим охотникам никакого отношения не имеет. Это, как говорится на сленге, «шелупонь» охотничья, которую, кстати, лихо показали в фильме «Особенности национальной охоты», где артист Булдаков изображает эту же «шелупонь», только в генеральском звании».


А. А. Клушин выдаёт артисту А. И. Булдакову удостоверение «Почётный член ассоциации РОРС»
А. А. Клушин выдаёт артисту А. И. Булдакову удостоверение «Почётный член ассоциации РОРС»


На Всероссийском Дне охотника и рыболова в ЦДХ. Москва, 2002. Слева — А.А.Ширвиндт
На Всероссийском Дне охотника и рыболова в ЦДХ. Москва, 2002. Слева — А.А.Ширвиндт


Не могу отказать себе в удовольствии лишний раз подчеркнуть, что хорошим чувством юмора обладают люди хорошие, а значит большинство охотников и рыболовов таковыми и являются. Недаром же ещё в позапрошлом веке И. С. Тургенев писал: «Встретил охотника, а значит хорошего человека». И герой моего рассказа именно такой человек. Компания, в которой он окажется, может быть уверена, что не только весело проведёт время, но ещё и получит добрую порцию полезных и нужных знаний. Об этом свидетельствуют книги, написанные А. А. Клушиным на основе своих знаний и опыта. Он принят в Союз писателей России. И действительно, работа и отдых Александра Александровича так насыщены интересными событиями, рабочими коллизиями, приключениями, что было бы время — пиши и пиши. Но всё-таки на первом месте у него — работа, а главный акцент в работе — спортивно-любительское рыболовство, которое поднялось в нашей стране на небывалую доселе высоту. И всё это благодаря способностям и стараниям А. А. Клушина. Под его руководством была создана наша первая спортивная команда, которая более-менее достойно представила Россию на первых международных соревнованиях «Кубок дружбы» в Москве. И тогда Александр Александрович поставил перед собой цель: наши спортсмены должны стать чемпионами мира по зимней ловле на мормышку (в этом наш потенциал был сильнее, чем в других странах), а также чемпионами мира по спиннингу и попасть хотя бы в первую десятку по поплавочной удочке. Здесь мы так здорово отставали от других! У нас не было элементарных снастей, которыми давно пользовались за границей; не было пластиковых удилищ (мы выходили с бамбуковыми удочками). Там лёгкие одиннадцатиметровые удилища, а у нас даже не было средств купить такие, да и тренируются иностранцы круглый год. Потом стали закупать хорошие снасти, сначала поштучно для сборной команды. Сейчас уже другое время и наши спортсмены хорошо оснащены. Поначалу Центральное правление полностью финансировало и снаряжение, и прикормки, и костюмы, и командировки. Сейчас уже, конечно, поменьше, так как региональные общества перестали перечислять в Москву средства. На сегодняшний день цели, поставленные Клушиным, реализовались. Команда Росохотрыболовсоюза стала чемпионом мира по зимней ловле на мормышку при весьма солидном представительстве стран на чемпионате: Канада, Швеция, Финляндия, не говоря уже о Прибалтийских республиках, Белоруссии, Украине и др. Сейчас эти чемпионаты регулярно проходят каждый год. И по ловле спиннингом наши тоже стали чемпионами мира в 2005 году в Италии. Ну и по поплавочной удочке команда Ассоциации вплотную подобралась к десятому месту. Если бы у нас в стране в прошлом году состоялись эти соревнования, наверное, и третья цель Александра Александровича была бы достигнута. Но Международная конфедерация рыболовного спорта, в которой уже 20 лет состоит Росохотрыболовсоюз, потребовала от нас после взрывов в Москве и теракта в Беслане гарантии того, что представители 30 стран-участниц будут в полной безопасности. Центральное правление обратилось в Мэрию. В письме за подписью Лужкова было сказано, что все необходимые меры безопасности будут приняты. Но кто может дать полную гарантию, что в данный период терактов не будет? Так, наверное, подумали и организаторы соревнований. В общем, этот чемпионат сорвался. Но всё ещё впереди: в 2007 году А. А. Клушин будет проводить очередной чемпионат, будем надеяться, что наша команда «не ударит в волжскую грязь лицом». В любом виде спорта побеждает умнейший, а в рыболовном — подавно: очень нужна смекалка и сообразительность.

Для того, чтобы добиться высоких результатов, надо было прежде всего вырастить настоящих спортсменов, и Александр Александрович приложил все силы для того, чтобы на сегодняшний день было в Ассоциации более ста мастеров, из них более 20-ти — международного класса. Они выступают по шести дисциплинам: зимняя ловля на мормышку, зимняя ловля на блесну, поплавочная удочка, летняя ловля на блесну с берега или с лодки, ловля карпа и кастинг — это прикладной вид состязаний, требующий большого технического мастерства и даже в какой-то мере таланта. Соревнования проходят не на воде, а на стадионе, где надо попасть «мушкой», грузиком в маленькую ванночку или в мишень.

Читателя может заинтересовать, почему одна из дисциплин — ловля карпа, а не какой-нибудь другой рыбы. Дело в том, что это зависит от массового увлечения рыболовов той или иной рыбой. Если не считать тех видов рыб, которые ловятся при зимней рыбалке или на блесну, то в западных странах, например, проводятся соревнования по ловле басса — так они называют крупного окуня. У них эта рыбалка очень популярна. Собираются они провести даже чемпионат мира. В наших водоёмах этого окуня нет. У нас подобная ситуация с карпом. Его ловят очень много и снасть даже придумали уникальную. Любители, конечно, и на поплавок по-прежнему ловят, а спортсмены — специальными удилищами со специальными насадками. Они изобрели даже особые приманки, так называемые, бойлы — шарики из специального продукта, которые помещают в хитроумные «кобры» и закидывают в место лова. Ловят днём и ночью, поэтому у них есть звуковые и световые сигнализаторы поклёвок. Рыбачат вдвоём трое суток: один спит, другой бодрствует. В общем, это очень интересная донная ловля. Наши спортсмены три года подряд ездили на чемпионат мира и уже являются серебряными призёрами.

Надо упомянуть, что однажды в Росохотрыболовсоюзе появились было раскольнические настроения: надо разделить охотников и рыболов, так как много средств уходит на охотников, а рыболовам остаётся мало. По этому вопросу даже журнал «Охота и охотничье хозяйство» провёл большую работу и данные его статистики показали, что 86,6 % от общего числа членов Росохотрыболовсоюза являются и охотниками и рыболовами. Но мне кажется, что не статистика решила дело, а то, что А. Клушин был твёрдым сторонником симбиоза. Он считает, что этот союз оправдан существом самих занятий. И плюс к тому, охота — занятие сугубо сезонное, поэтому полгода охотничьи базы (а их четыре с лишним тысячи) пустуют, а поскольку они всегда строятся рядом с водоёмами, то там в это время могут располагаться рыбаки. И не надо для них строить отдельные базы. Охотничьи егеря параллельно охраняют и водоёмы, иначе пришлось бы создавать штат рыбоохраны, а в аппарате плодить новых чиновников. Да и все прошедшие годы показали, что этот тандем правильный. И бывшие одно время самостоятельными общества «Рыболов-спортсмен» сейчас тоже вступили в ассоциацию «Росохотрыболовсоюз».


«Не клюёт!» С работником Правительства Российской Федерации А. Г. Еремеевым
«Не клюёт!» С работником Правительства Российской Федерации А. Г. Еремеевым


Характер жизни, работы, отдыха сталкивает Александра Александровича с массой интересных людей (всех не перечислить в кратком очерке). Одно из ярких впечатлений у него осталось от охоты и рыбалок со Святославом Николаевичем Фёдоровым. Всемирно известный офтальмолог был больше охотником, замечательным стрелком, обладателем многих интересных трофеев, плюс к этому, он изобретал, конструировал приспособления для ночной охоты с приборами ночного видения, но вместе с тем он был и неплохим рыбаком. Довелось им рыбачить в Саратовской области и в хозяйствах Росохотрыболовсоюза, например, на «Зайцевой горе», где Фёдоров, конечно, помимо рыбалки, демонстрировал свою меткость в охоте по уткам. Когда-то я «по наиву» спросил Александра Александровича: «Вот Вы едете в новое место на рыбалку. Консультируетесь с местными рыбаками?» В ответ Клушин всем своим видом показал — «Обижаете!» и, улыбаясь, ответил: «Да мы же всегда местных “облавливаем”! Вот, например, однажды (как раз со Святославом Николаевичем ловили мы окуней) я много поймал, одного даже на килограмм, а то и больше, а недалеко от нас сидит местный рыбак и плоховато у него ловится... Он не выдержал, подходит к нам:

— Можно посмотреть?

Я ему показал всю свою снасть (у меня была самодельная блесна, тройничок, маленький кусочек красного кембрика).

— Что же у вас за секрет? Сидим почти рядом, вы вон сколько наловили, а снасть у вас неправильная...

Раскритиковал, в общем. Я ему спокойно говорю:

— Но результат-то видите, что у меня, что у моего товарища...

Потом подходили другие, и я понял: все они решили, что есть у нас особый секрет, который мы от них скрываем. А весь секрет — в умении».


Выставка «Охота и рыболовство на Руси». П.Р.Попович, А.А.Клушин, А.А.Улитин. Москва, ВВЦ, 2003 г.
Выставка «Охота и рыболовство на Руси». П.Р.Попович, А.А.Клушин, А.А.Улитин. Москва, ВВЦ, 2003 г.

На выставке «Охотничий и рыболовный рай» с Н. И. Рыжковым
На выставке «Охотничий и рыболовный рай» с Н. И. Рыжковым


Другой товарищ по рыбацкому досугу — космонавт Павел Романович Попович. Он заядлый рыбак! Вдобавок их связывает большая общественная деятельность: Попович возглавлял Всесоюзную организацию рыбохраны (была такая в 80-х годах), а Клушин у него был заместителем. Эта организация проводила много мероприятий: составляла обращения к правительству, выпускала агитплакаты, листовки, а также проводила совещания, посвящённые рыбохране. Ну а после совещания — на рыбалку!

Поехали они как-то с Павлом Романовичем на совещание в Куйбышев (ныне Самара). После заседания решили устроить соревнование на Волге — кто больше судаков поймает? Ох, забавное было состязание! Условия очень трудные: сильнющее течение, лодку всё время сносит... А блёсны им дали местные: Павлу Романовичу досталась потяжелей, а у Александра Александровича — полегче. Поэтому клушинскую блесну больше сносило течением, а у Поповича до дна доходила. «Ну что, — спрашиваю, — обловил Вас Павел Романович?» А Клушин, хитро улыбаясь: «Ну, у него чаще клевало»...

Попович не только хороший рыбак, но и общительный человек, интересный рассказчик. Естественно, космонавту есть что рассказать: о приключениях на орбите и при приземлении... Поэтому Александру Александровичу с ним очень интересно. Особенно они любили ездить на Плещеево озеро. Места исторические, рыбалка хорошая — всё располагает к приятному отдыху. А еще там есть рыбацкий соблазн — «царская селёдочка». Это местная ряпушка. А «царской» её прозвали потому, что Николай II уж больно любил закусить рюмочку именно ряпушкой. И, опасаясь, чтобы местные рыбаки не выловили всю ряпушку сетями, Его Величество указал минимальный размер ячейки в сети. Это и был первый в России рыбоохранный указ, который стал началом нашей рыбоохранной деятельности.

Ну вы же понимаете, что прежде, чем ряпушка попадала к царскому столу, во-первых, своё искусство должны были проявить рыбаки, потому что выловить царскую селёдочку было делом не простым, требующим большой сноровки. А пойманную ряпушку надо было перебрать, чтобы на стол пред царски очи поступала что называется «рыбка к рыбке». Доставить её в Москву, а оттуда в Питер, чтобы была «как будто прямо из озера», тоже было нелегко. Ну и, конечно, в Санкт-Петербурге умельцы-повара должны были приготовить ряпушку в разных видах согласно вкусу Его Величества. А от улова до самой столицы за весь путь ряпушки отвечал специальный кремлёвский егерь, который и при советской власти пригодился. Помимо достославной ряпушки и других рыб в Плещеевом озере водится отменный ёрш. Наш «сельский староста», он же Председатель Президиума Верховного Совета страны Советов, Михаил Иванович Калинин очень уважал уху из ершей, да не просто ершей, а замороженных! И, вдобавок, кто-то старику внушил, что уха из замороженных ершей укрепляет здоровье, в том числе и мужское. Царский кремлёвский егерь после революции (от греха подальше) ретировался в Переславль-Залесский, что на Плещеевом озере, и оттуда наладил постоянную поставку Михаилу Ивановичу кусков озёрного льда с вмёрзшими в них ершами.

Много ещё любопытных легенд и баек ходит в народе о рыбаках и рыбалке. Заканчивая этот очерк, мне хочется сказать спасибо его герою, Александру Александровичу Клушину, ещё за его инициативу по созданию гимна Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», в тексте которого есть такие строчки:


Рыболовы и охотники России!
Защитим природные богатства.
Будем их беречь неутомимо,
Потому что есть такое братство,
И оно вовеки нерушимо!


И в том, что это братство «нерушимо», что оно «неутомимо» бережёт нашу природу — немалая заслуга его многолетнего работника — почётного члена Союза обществ охотников и рыболовов России, Заслуженного работника охотничьего хозяйства Российской Федерации, члена-корреспондента Петровской академии наук и искусств, кавалера Ордена Дружбы — Александра Александровича Клушина.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить