Облава на волков | Печать |
Дворянчиков Евгений Васильевич


Третьи сутки гоню стаю из 14 волков по степи, не давая им возможности отдохнуть и подкрепиться. Но все больше осознаю, что это не я их гоню, а они меня водят. Не перестаю удивляться уму и хитрости зверя. Все мои потуги выгнать стаю в светлое время суток на чистое пространство ни к чему не привели. До вечера далеко и я решаю сделать еще одну попытку выгнать стаю из крепи примерно в шесть квадратных километров. Прежде всего несколько раз объехал тростниковые заросли, обрезая выходные следы. Здесь, далеко от жилья, зверье чувствует себя в безопасности и потому плотность его велика. Об этом говорят многочисленные кабаньи тропы и покопы. Пока объезжал крепи, увидел трех мышкующих лисиц. Особого внимания они на машину не обратили. Мои собаки — лайка Буран и гонец Набат, увидев такую дерзость, устроили в машине такое, что я вынужден был остановиться — они пытались выпрыгнуть в окно, истошно лаяли и визжали. Лисицы, конечно, убежали дальше в степь, но были в пределах видимости. Я прошел по кабаньей тропе в середину зарослей и еще раз подивился звериному изобилию: на тропе были отпечатки косульих копыт и волчьих лап разного размера. Пару раз выстрелил в воздух в надежде выгнать волков на равнину, но не идут звери из крепи. Вот уже в пятом острове я жгу патроны, а зверь не выходит. А ночью, когда я, несколько раз объехав по кругу и умаявшись, задремлю, вот тогда-то вожак поведет переярков и прибылых чуть приметными балочками и низинками к другому спасительному острову.

Все началось несколько дней назад, когда я приехал на зимовку чабанов поохотиться на лис и кабанов. Хозяин с горечью поведал о волчьем разбое; потеря за осень десяток овец — дело обычное. Да я и сам был свидетелем целой трагедии, когда осенью охотился в этих местах. На одной из зимовок сын чабана затравил борзыми двух молодых волчат. Через два дня прямо у зимовки матерые порезали более двух десятков овец: дождались, когда пастухи ушли обедать, ворвались в стадо и устроили резню. А еще через три дня сожрали обеих борзых и дворнягу. Старики предрекали еще большие беды. К моему приезду особенно разбойничала стая во главе с бурым, приземистым, короткохвостым вожаком.

Я забрался на крышу чабаньей избушки и с помощью бинокля наблюдал за стаей. Вожак кружил около жилья, держась вблизи канала, чтобы в случае погони укрыться за ним. Стая была большая, ясно, что объединилось несколько семей. Так бывает каждую зиму. Но обычно с наступлением холодов и многоснежья волки откочевывают в степь, ближе к сайгакам или к разливам, где сплошные камышовые заросли и изобилие корма. А в этом году снега нет, скотина пасется как летом, вот волки и решили прокормиться набегами на местные фермы. У меня заканчивается бензин. Если сегодня не смогу выгнать волков на открытое место, попробую пустить собак, а сам встану на пересечении троп. Риск потерять собак очень велик. Вожак стаи знает, что я один и потому уходит от погони играючи. Вчера я выпускал собак в крепь, а сам ждал в автомобиле. Набат ходил три часа, надрываясь в лае, но даже ни один сеголеток не показался на чистом. Стоило же мне оставить машину и пойти в камыш перенять собак, как гон стал удаляться. Пока я по голосу гонца определил, куда направляется стая, звери перебежали в другой массив. Хорошо, что я успел перенять собаку, иначе финал был бы трагичным.

Я сел в машину, и тут навстречу выезжает белая «Нива». Остановились. Я некоторое время не выхожу из автомобиля, пытаясь разглядеть сидевших в кабине путников. Водитель, бородатый мужчина примерно моих лет, делает то же самое. Мне кажется — я знаю этого человека. Почти одновременно покидаем кабины и делаем шаги навстречу. Он тоже как будто знает меня. Оказывается, мы давно знакомы по фотографиям в альбоме нашего общего друга. Я вспомнил, что видел его на фото с огромным волком на плечах. Во мне тогда шевельнулось чувство хорошей охотничьей зависти. А он в том же альбоме год назад видел меня с шестью волками и во всей охотничьей красе. Бывший полковник милиции, а теперь пенсионер, Григорий, как и я, одержим охотой, так же без ума от хороших собак и бескрайней степи. Сюда приехал с лицензией на кабана. С ним три лайки и Сергей — помоложе его. Я рассказал им, что пытаюсь добыть волков, и мы решаем начать совместную охоту. Отобедав, мы с Сергеем и собаками с разных сторон двинулись в глубь крепи, а Григорий остался стеречь выход, объезжая периметр.

Чем ближе к центру лимана, тем крепче заросли. Ориентируюсь по ветру и плывущим облакам. Вот залаяли собаки Сергея, а мои, перед этим шнырявшие неподалеку, ломанулись на голос и через пять минут свора из пяти собак устроила незабываемый для истинного охотника праздник. Собаки явно держали кабана. Я спешил на голоса и через десять минут оказался на полянке с кочкарником, типичным для степных озер. Близко затрещал камыш, и на чистое место прямо по моей тропе вывалил кабан со вздыбленным загривком, окрашенным кровью. Развернувшись, он на мгновение остановился, и в его маленьких злых глазках я увидел бесстрашие и злобу. Тут я оробел. У меня в руках ТОЗ-34 со стальной пулей в нижнем стволе и картечью в верхнем. В руке под цевьем еще картечный патрон.

Кабан, утробно ухнув, двинулся на меня темно-бурой торпедой. Кто был в таких ситуациях, тот меня поймет. На мгновение уходят мандраж и волнение: только ты и зверь! Зверюга вдруг резко двинул влево, огибая меня по дуге. Стреляю пулей вполуугон. Слышен характерный шлепок, и бурая масса с невероятной легкостью разворачивается и прет на меня. «Бить только наверняка!» — мелькает мысль. Зверь идет в штык, и картечь выбивает шерсть из загривка. Кабан осаживается в метре, делая выпады головой в стороны. А я бегу что есть мочи к ондатровой хатке на середину замерзшего озерца, успевая на ходу затолкать патрон с картечью в ствол, от волненья и страха сразу же забыв — в какой. У подножья спасительного холма собаки окружили зверя, который бросался из стороны в сторону, пытаясь зацепить их. «Какое счастье иметь хороших зверовых собак! — думал я, сидя на куче промерзшего чакана и рогоза, собранного неутомимыми ондатрами. — Надо лучше их кормить и обязательно положить свежего сена в вольеру». Лайки лезли на подранка, пытаясь ухватить побольнее. Набат лаял поодаль, так как пару раз уже был резан острыми клыками и теперь не лез на рожон. Я перезарядил ружье, уловил момент для выстрела, чтобы не поранить собак. Стреляю в открывшуюся лопатку, и собаки мгновенно вцепились в животное... Набат теперь занял место у туши и принял устрашающий вид, другие собаки тоже стали рычать друг на друга. Подошел Сергей. Собак растащили и привязали к камышу. Тушу разделали, мясо укрыли от птиц шкурой, а сами двинулись в обратном направлении.


Автор с трофеями
Автор с трофеями


Набата я поставил на след волка, а сам стал смещаться на край острова. Через какое-то время Набат начал отдавать голос, гон пошел по дуге — видно все собаки присоединились к нему. Я решил оставаться на месте и выждать. Через какое-то время гон стал приближаться, и вот справа торопливо сдуплетил Сергей. Заработали лайки. Треск камыша — и я выцеливаю ломящегося через чащу зверя. На тропу выскочил волк светло-серой масти и, развернувшись, буквально наскочил на вылетевшего из камыша другого волка. Воспользовавшись замешательством, я делаю дуплет — одного сбиваю сразу, а второй, заваливаясь, пытается уйти, пролезая под валежник. Подоспел Набат и, по обыкновению, издали, стал облаивать битого зверя. А тут и Сергей выходит с волком на плечах. От такой удачи «дыханье сперло», и мы наперебой, в деталях, начали пересказывать что и как. Когда пыл поостыл, направили лаек по кровавому следу подранка. Они заурчали где-то совсем неподалеку. Сергей вытащил за ноги из камыша волка на тропу. Снять шкуру с волка — дело не совсем простое, и пока мы управились — стемнело. На край крепи мы вышли груженые шкурами и мясом. Григория мы нашли там же, где и оставили. Он помог нам подтащить груз к машине. А когда мы, отдышавшись, рассказали, как все произошло, он, открыв багажник, показал нам две громадные волчьи шкуры. Мы буквально раскрыли рты, ведь выстрелов не слышали да и шума машины тоже. Оказывается, как только Набат погнал зверя, часть стаи выскочила из крепи и подалась в степь, к соседнему острову. Григорий догнал их и на ходу взял двух крайних. Остальных бурый вожак увел в спасительные заросли лимана.

Слава Богу, что нам так повезло, и я не зря почти трое суток не спал и жег бензин. Ночевать поехали к чабану. Уже через час благополучно туда добрались, а еще через пару часов хозяйка подала нам тушеную кабанятину, приготовленную по всем правилам казахской кухни. Наутро прискакал с соседней чабаньей точки паренек и привез в подарок барашка. Каким образом там узнали о нашем успехе — уму непостижимо! Многие годы я охочусь в этих краях, а удивительного меньше не становится.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить