Тайна Сабанеевской библиотеки | Печать |

Матерый библиофил


Библиофилов часто называют исследователями, но это слово подходит не ко всем. Я, например, по своему характеру человек не слишком усидчивый, скорее наоборот. Но любовь к охоте и литературе о ней словно магнитом притягивает меня к книгам, так что волей-неволей приходится садиться за письменный стол и заниматься... нет, все-таки не исследованиями, а, скажем, изысканиями. Ну, а поле для изысканий большое, и результаты могут оказаться самыми неожиданными.

Сегодня, спустя сотню лет, многочисленные труды Леонида Павловича Сабанеева счастливым образом стали достоянием российских охотников. Только после их переиздания обозначился скрытый дотоле масштаб этой незаурядной личности. В книгах Сабанеева поражает многое, но в первую очередь энциклопедические познания автора буквально во всех областях охоты. У читателя складывается впечатление, что обычный человек просто не в состоянии усвоить столько информации. Отчасти так оно и было.

Возможно, не каждому известно, что Сабанеев, помимо прочих достоинств, являлся великим библиофилом и всю жизнь собирал по крупицам любые печатные сведения об охоте, причем, не только на русском языке. Многочисленные ссылки и цитаты в работах самого Леонида Павловича показывают, что он прекрасно ориентировался в русской и зарубежной охотничьей литературе и знал ее досконально, — именно в этом залог его успеха как ученого-охотоведа.

Собирать и изучать охотничью литературу Сабанеев начал еще в студенческие годы. Тогда это было совсем необременительное занятие, потому что так называемая доаксаковская охотничья литература исчислялась всего тремя десятками книг (см. статью О.А.Егорова «Охотничьи книги Василия Левшина» в сборнике «Наша охота», 1989, вып. 7). Очевидно, большую часть из них Сабанееву удалось разыскать быстро, но на некоторых книгах он «споткнулся» и многие годы потратил на безуспешные поиски.

Например, в 1876 году он сообщал в «Журнале охоты», что ему в течение десяти лет так и не удалось приобрести у московских и петербургских букинистов книги Л.Краузольда «Средство к приобретению в стрельбе на полете и на побеге совершенного искусства» (1768 г.), «Достаточный егерь или стрелок» (1774 г.), Г.Б. «Псовый охотник» (1785 г.) и т.д. Тогда же Леонид Павлович высказал предположение, что «по всей вероятности эти книги можно найти только в старинных помещичьих библиотеках» (Интересно, а где их «можно найти» сейчас, спустя еще 120 лет? — М.Б.).

Любопытно и то, что Сабанеев регулярно помещал в своей «Природе и охоте» объявления о покупке разыскиваемых им книг, но чаще всего безрезультатно. Даже к 1882 году ему так и не удалось найти книгу Г.Б. «Псовый охотник» и «Достаточного егеря».

Между тем, к моменту смерти Сабанеева (1898 г.) в России вышло уже более двухсот книг охотничьего содержания, не считая периодических изданий, книг по орнитологии, биологии и т.п. Скорее всего, все они были в сабанеевской библиотеке. Н.Ю.Анофриев в каталоге «Русская охотничья библиотека» (1905 г.) сообщал, что собрание охотничьих книг Сабанеева было крупнейшим в России. Впрочем, Анофриев тут же упомянул и о том, что Леонид Павлович никогда не видел «Карманную книгу для егерей и птицеловов» (автор Н.Н., 1836 г.). Упомянул не без гордости, потому что у самого Анофриева эта книга была.

Посмертную судьбу Сабанеева счастливой не назовешь. Неизвестно даже, был ли сооружен на его могиле памятник, о чем сообщалось в «Природе и охоте» в 1898 году. Постепенно угас и сам журнал «Природа и охота» — главное дело всей жизни Сабанеева. До вышедших недавно собраний его сочинений почти за целый век был лишь однажды (в 1964г.) переиздан «огрызок» знаменитого «Охотничьего календаря».

Сегодня, когда Сабанеев стал доступен любому охотнику, историческая справедливость торжествует. Но меня, как книжника, всегда интересовала судьба библиотеки, ведь Сабанеев собирал ее несколько десятилетий. Что сталось с книгами, которые он так любил и ценил? Кстати, без этой любви к печатному слову об охоте не родились бы книги самого Леонида Павловича.

Так уцелела или безвозвратно утеряна, погибла библиотека Сабанеева?

За двадцать с лишним лет собирательства мне на глаза не попалась ни одна книга из его огромной библиотеки, словно ее никогда не существовало. Нет этих книг и в крупных государственных и общественных книгохранилищах. Впору было ставить крест на сабанеевской библиотеке, но охотничий азарт в поисках ее следов не оставлял меня.

Я занимаюсь изучением охотничьей литературы ради собственного удовольствия и академической методологией подобных исследований не владею. Наверное, поэтому так редко мне улыбается удача. Главная на града за труд — интерес хотя бы небольшого круга увлеченных читателей к публикациям об охотничьей литературе и книгам.

Но иногда все же бывают и другие награды — вещественные. Несколько лет назад мне неслыханно, баснословно повезло: в частной библиотеке покойного москвича-охотника П.Г.Абрамова бережно хранились сразу 14(!) охотничьих книг, некогда принадлежавших Сабанееву, и семь из них мне удалось приобрести. Среди моих знакомых охотников есть обладатели различных охотничьих диковинок, и не только книжных, у одного даже лежит под подушкой ружье мастера Лебеды, но сабанеевских книг нет ни у кого.

Установить их принадлежность Леониду Павловичу не составило труда. На кожаных, корешках некоторых книг сохранились вытисненные инициалы «Л. С», а в одной из книг имеется дарственная надпись на титульном листе: «Уважаемому Леониду Павловичу Сабанееву от П.Васильева. Казань, 25 декабря 1881 г.» (П.П.Васильев — сотрудник «Природы и охоты» — МБ.).

Все семь доставшихся мне книг сами по себе необычайно редки и могли бы составить гордость любой охотничьей библиотеки. Вот их сокращенные названия: 1. Л.И.Краузольд «Средство к приобретению в стрельбе на полете и на побеге совершенного искусства», 1768 г.; 2. Н.Н. «Карманная книжка для егерей и птицеловов», 1822 г.; 3. М.М., «Егерь, псовый охотник и стрелок», 1838 г.; 4. Патфайндер «Егерские записки», 1851 г.; 5. «Справочная егерская книга», 1853 г.; 6. Л.П.Сабанеев «Рябчик», 1877 г.; 7. А.С-ъ. «Опыт руководства для охотничьих команд пехоты», 1889 г.

О том, насколько редки и ценны перечисленные издания, говорит тот факт, что книги Н.Н. и М.М. отсутствуют в каталоге главного книгохранилища страны — Российской государственной библиотеки, а книга Краузольда хранится там же в «Музее книги».

Отличительной особенностью всех семи книг является прямоугольный штамп с надписью «Ростовский музей древностей» на титульных листах. Спешу успокоить негодование читателей: книги не были украдены из музея, ибо на некоторых из них сохранились ярлыки «Книжного магазина писателей». Кроме штампа, на обороте титульных листов имеются цифровые индексы с буквой «Ш».

Переплеты сабанеевских книг роскошью не отличаются, скорее они скромны. Сабанеев заказывал обычные полукожаные переплеты (в его время книги печатались, как правило, с бумажной обложкой) с картонными крышками из цветной бумаги и собственными инициалами на корешке. Надо заметить, что Леонид Павлович обращался с книгами очень аккуратно: ни в тексте, ни на полях нет никаких пятен, чернильных или карандашных пометок. А ведь Сабанеев, что называется, работал с книгами, штудировал буквально все старые и выходящие издания. Щепетильностью отличались и все последующие владельцы книг, во всяком случае, ко мне они попали в хорошем состоянии.

Поскольку история сабанеевской библиотеки волновала меня давно, приобретенные книги дали пищу для размышлений, ведь судьба книг порой не менее драматична, чем судьба их владельцев.

В трудное для «Природы и охоты» время Сабанеев хотел продать свою библиотеку, но журнал спасли государственные дотации. Более того, . «Природа и охота» была рекомендована в качестве полезного чтения для библиотек воинских частей. Однако материальное положение издательства оставалось тяжелым.

Петербургский знаток русской охоты Олег Егоров в одном из писем сообщил мне, что когда он работал над монографией о А.А.Силантьеве, в архиве Особой Комиссии по пересмотру охотничьего закона обнаружил служебную записку Сабанеева, в которой он на запрос Комиссии подобрать книги по законодательству сообщил, что его библиотека продана, но он может «взять книги на время». Записка датирована 1896 годом.

Итак, незадолго до смерти Сабанеева его библиотека была продана. Кто же стал новым владельцем книжных сокровищ? Однозначного ответа нет, потому что Н.Ю.Анофриев в «Русской охотничьей библиотеке» (1905 г.) прямо указывает, что одно из четырех крупнейших собраний охотничьих книг находится «в редакции московского охотничьего журнала». Нет никакого сомнения, что этот журнал — «Природа и охота». Так кто же купил библиотеку? Бедный журнал выложить несколько тысяч рублей на ее покупку был просто не в состоянии.

Объяснить это противоречие мне пока не удалось. Зато нынешний главный хранитель Ростовского кремля В.М.Уткина любезно сообщила мне, что библиотека Сабанеева поступила в Ростовский музей древностей в 1920 году в составе шереметевского собрания, но была исключена из музея в 1931 году.

По косвенным данным, последним владельцем библиотеки до революции был граф Д.С.Шереметев, эмигрировавший из России в 1919 году. Библиотеку экспроприировали, и до 1931 года она сохраняла целостность, . но все же была пущена с молотка, то есть продана через книготорг.

Уникальное собрание охотничьих книг рассеялось и прекратило свое существование. Отдельные книги из него уже никогда не будут собранием Сабанеева, они навсегда останутся отдельными экземплярами в составе других библиотек. А сколько их после распыления исчезло бесследно! Шансов уцелеть, сохраниться у одной-двух редких, даже замечательных, но отдельных книг мало. Как правило, книжные тома живут долго только в большой семье среди своих собратьев, в добротных шкафах у рачительных хозяев, любящих книги.

В истории с сабанеевской библиотекой можно было бы сказать, что ее тайна исчезла в 1931 году, после того, как книги угодили на прилавки магазинов и большинство из них постигла обычная участь: погибли в войну, загублены небрежением наследников, разодраны детьми, сданы в макулатуру в эпоху повального увлечения романами Дюма. Романов-то напечатали миллионы, а вот несколько десятков, а, возможно, и сотня-другая редчайших охотничьих книг канули в Лету.

Книги Сабанеева, оказавшись в моей библиотеке, были куплены прежним владельцем П.Г.Абрамовым, по всей видимости, в послевоенные годы. Но не все. Экземпляр книги Л.Краузольда «Средство к приобретению в стрельбе...» имеет поистине легендарную биографию длиной в 229 лет. О судьбе этого экземпляра поведали Н.П.Пахомов («Охота и охотничье хозяйство», 1968, № 7) и О.А.Егоров («Охотничьи просторы», 1994, кн. 2). Кстати, ни Пахомов, ни Егоров не знали, что книга Краузольда из собрания Н.П.Пахомова когда-то принадлежала Сабанееву. Именно этот экземпляр после долгих странствий в книжном море очутился на моей полке.

Возможно, кто-то из любителей охотничьей литературы, прочитав эту заметку, откроет свой заветный шкаф, перелистает старинные книги с желанными отметинами на корешках, титулах и полях. Что ж, поздравляю, вы — настоящий библиофил. Ну, а тем, кто встал на стезю собирательства недавно, я желаю удачи и по-хорошему завидую, потому что книжные открытия и радости у них еще впереди.

Одна из самых, самых...

Книга «Псовый охотник», подписанная инициалами Г.Б., появилась на свет так давно, что еще сто лет тому назад считалась древней. Год ее рождения — 1785-й.

Царствование Екатерины Великой. Время всеобщего поклонения перед Государыней, время дворцовых интриг и всемогущих фаворитов. Желание угодить двору охватило не только записных льстецов, но и живущих вдали от столиц помещиков, повально увлекшихся модой на псовую охоту. Один из них, некто Г.Б., человек, по-видимому, весьма просвещенный, решил оказать русским охотникам услугу и издал для них книгу. Факт примечателен тем, что она стала первым печатным руководством по псовой охоте, до нее по рукам ходили только рукописные наставления.

В отечественной охотничьей литературе есть выдающиеся памятники псовой охоте (книги Н.М.Реутта, П.М.Мачеварианова, Е.Э.Дриянского, П.М.Губина), но труд Г.Б. навсегда останется, говоря высоким слогом, одним из краеугольных камней, фундаментом, на котором зиждется наша охотничья литература.

В силу различных обстоятельств о книге Г.Б. «Псовый охотник», несмотря на ее долгожительство, мало кто знает. В первую очередь, из-за того, что уже к концу прошлого века сохранились буквально считанные ее экземпляры.

Скончавшийся в 1978 году известный специалист по гончим собакам Н.П.Пахомов начал собирать охотничью литературу еще до революции, но за много десятилетий так и не разыскал «Псового охотника», хотя в 20-е и послевоенные годы на книжном рынке в большом количестве появлялись невиданные дотоле книжные редкости.

Да что там Пахомов! Современник Гоголя, редактор «Журнала коннозаводства и охоты» Н.М.Реутт слыл знатоком русской и зарубежной охотничьей литературы, более того, сам был автором книги «Псовая охота» в двух томах (1846 г.). Так вот, Реутт даже не подозревал о существовании книги Г.Б. и считал первыми книгами об охоте на русском языке труды В.А.Левшина.

Л.П.Сабанеев знал охотничью литературу как никто другой, книги заменяли ему воздух, и московские и петербургские букинисты встречали его с радостью, почитали за честь отыскать для него книжную диковинку по охотничьей части. Но книгу Г.Б. Леонид Павлович разыскивал по меньшей мере двадцать лет. Неизвестно, удалось ли ему найти ее, но из его работы о борзых собаках (1895 г.) ясно, что содержание «Псового охотника» все-таки было ему знакомо. Более того, Сабанеев сделал сравнительный анализ нескольких древних книг о псовой охоте и ничуть не заблуждался в оригинальности текста «Псового охотника». Дело в том, что сам «автор» в предисловии сообщил, что он всего лишь «переправил и дополнил» рукописную книгу, переведенную с польского языка на русский. Эта рукописная книга («О содержании псовой охоты...»), датированная 1748 годом, имеется в моей библиотеке, и я могу подтвердить, что изменений и дополнений в книге Г.Б. совсем немного.

В свое время «Псового охотника» детально изучил барон Г.Д.Розен, автор книг по истории борзых и гончих собак, где прямо указал, что книга Г.Б. — «переделка польского сочинения». Тем более странно, что знаток охотничьей литературы и безусловно авторитетный профессор охотоведения Д.К.Соловьев так невнимательно отнесся к вопросу о происхождении текста книги Г.Б. Вот что он пишет о ней в «Основах охотоведения» (1929, ч.5): «Книга эта дает нам любопытнейшую живую картину лучших псовых охот XVIII века, показывая, как высоко стояло искусство русской псовой охоты среди провинциального дворянства того времени. В книге любителя Г.Б. псовая охота — целая наука... с исключительно русской терминологией. Автор не переводил (здесь и далее подчеркнуто мною. — М.Б.) с иностранного и не сочинял своих наставлений, он... писал с натуры... и привел в систему установившиеся издавна приемы русских охотников».

Становится неловко и за другого уважаемого исследователя охотничьей литературы В.Г.Холостова, когда знакомишься с его отзывом о книге Г.Б. («Охотничьи просторы» № 39): «...книга интересна тем, что все в ней дано с натуры, оригинально, с точной и сочной, чисто русской охотничьей терминологией, без какой-либо оглядки на приемы... заграничных псово-парфорсных охот».

Эти ошибочные оценки недавно подтвердил О.А.Егоров («Охотничьи просторы», 1995, кн. 2). Соглашаясь с тем, что Г.Б. «опирается на рукописную книгу», Егоров все же считает, что «Псовый охотник» «...совершенно самостоятельное произведение». Следом за Соловьевым и Холостовым О.Егоров считает, что книга Г.Б. «зафиксировала правила, традиции... псовой охоты, сложившиеся к концу XVIII века». Это не так. Г.Б. практически не «переделывал» рукописную книгу, поэтому традиций, описанные в «Псовом охотнике», никак не могут относиться к концу XVIII века, а восходят, во всяком случае, к его первой половине, ибо рукописная книга датирована 1748 годом.

Поскольку у меня под рукой есть и рукописная книга, и «Псовый охотник», я сравнил оба текста и пришел к выводу, что они идентичны на 95%. В «Псовом охотнике» вместо параграфов введены главы и изменена структура (переставлены местами параграфы-главы). Сам же текст «Псового охотника» лишь слегка «осовременен» для принятых в конце XVIII века языковых норм: башур — рог; предложить не оставляю — предложить имею; приспеет — придет; у всякого тенета — у каждого тенета; рогатиной, вычищенною без всякой ржавчины — чисто вычищенною рогатиной и т.п. Кроме того, в книге Г.Б., в отличие от рукописной книги, приводится более 500(!) кличек борзых и гончих собак. Познакомившись с этим пространным списком, перед Г.Б. хочется снять шляпу, — не каждый лингвист способен самостоятельно проделать подобную работу. Между прочим, сам Г.Б. назвал себя в предисловии не «автором» книги «Псовый охотник», а «издателем». Словом, если в «Псовом охотнике» и есть что-то оригинальное, «истинно русское», то оно привнесено именно из рукописной книги, хотя и переводной, но подвергнувшейся переделке при переписи с других списков, более древних. Сказанное отнюдь не умаляет достоинств книги Г.Б., но, возможно, приближает к истине.

Остается открытым вопрос и о личности Г.Б., изыскания О.Егорова его не разрешили. Несомненно то, что Г.Б. был весьма состоятельным человеком, раз содержал псовую охоту и выступил в роли издателя книги (в те годы издательский «бизнес» приносил микроскопическую прибыль в 2—3%, да и то не всегда). Можно предположить, что он был прекрасно образован (иначе не взялся бы за дело) и, очевидно, принадлежал к знатной фамилии. Об этом говорит его желание не афишировать свое подлинное имя и тот факт, что в книге «Псовый охотник» отсутствует почти обязательное посвящение очередному фавориту Екатерины.

Еще одна загадка этой книги — ее таинственное 2-е издание 1795 года, которое до сих пор значится в списке разыскиваемых крупнейшими российскими книгохранилищами. По-моему, это напрасные хлопоты, поиски давно пора прекратить, потому что этого издания никогда не существовало. О.Егоров считает, что все библиографические ссылки «приводят только к одному источнику» — «Опыту российской библиографии (1813—1821) В.Сопикова. Это неверно. Существует более ранний документ «Роспись российским книгам, продающимся в Санкт-Петербурге в лавках Ивана П. Глазунова» (1802). Именно в «Росписи» Глазунова допущена опечатка (1795 г. вместо 1785 г.), послужившая дальнейшим кривотолкам. Указания на 2-е издание у Глазунова нет, а В. Сопиков при составлении своей «Библиографии» машинально перенес в нее год издания книги Г.Б. из глазуновской «Росписи», сохранив и выходные данные истинного издания 1785 года. Ну, а все последующие указатели и каталоги авторитет Сопикова сомнению не подвергали.

Столь подробные сведения о книге «Псовый охотник» я привожу потому, что она является одной из самых редких не только в охотничьей, но и вообще в русской литературе. Еще более ста лет назад Л.П.Сабанеев был прав, считая, что книги, подобные «Псовому охотнику», сохранились лишь в старинных помещичьих усадьбах. По описи 1890 года два экземпляра «Псового охотника» находились в усадебных библиотеках графов С.Д.и Д.Н.Шереметевых. Еще несколько экземпляров бережно хранилось в собраниях знаменитых охотников-библиофилов К.П.Галлера, Г.Д.Розена, Н.Ю.Анофриева, С.В.Безобразова (книга к нему перешла от К.П.Галлера).

На рубеже веков библиофильство в России переживало настоящий бум, среди собирателей редких книг были настоящие профессора своего дела. Некоторые библиофилы издавали фундаментальные каталоги и описания своих собраний. В частности, лучшие знатоки старой русской книги Ю.Ю.Битовт и А.Е.Бурцев еще в начале века в «Описаниях» своих библиотек называли книгу Г.Б. «большой редкостью». Такой же оценки придерживался Н.Ю.Анофриев («Русская охотничья библиотека», 1905), указавший и ее примерную стоимость — 20 рублей. Экземпляр «Псового охотника» в 25 рублей можно встретить в «Каталоге редких и замечательных русских книг (№ 105) книготорговца П.П.Шибанова. В те годы за меньшую сумму у букинистов приобретались прижизненные издания А.С.Пушкина.

В том, что в настоящее время книга «Псовый охотник» хранится в четырех крупнейших библиотеках России (Государственной, Публичной, Исторической и Академии Наук) — «заслуга» 17-го года и последовавшего за ним ограбления «буржуев». Возможно ли, чтобы до революции кто-нибудь из Шереметевых из-за нужды отнес букинистам книги из родового имения? А вот конфискованное у «контры» имущество, в том числе и книги, как правило, разворовывалось или продавалось с молотка. Доказательством тому служит каталог 1927 года акционерного общества «Международная книга», созданного советской властью для продажи за валюту книжных сокровищ России. В продажный список из 378 замечательных книг, начиная от инкунабул XV века до начала XX столетия угодил и «Псовый охотник» Г.Б. (10 рублей). Для сравнения: столько же стоили Персидские сказки «Тысяча и одна ночь» в 4-х частях 1778-79 гг. — издание практически не находимое. Зато один из оставшихся в стране экземпляров «Псового охотника» теперь украшает «Музей книги» Российской государственной библиотеки. Выходит, что в 1927 году музейную редкость продали за 10 сребреников.

Библиография первой русской книги о псовой охоте, о борзых и гончих собаках столь обширна, что в журнальной заметке невозможно перечислить. Отмечу лишь, что ни один серьезный кинолог, начиная с Л.П.Сабанеева, в своих трудах не обошел стороной книгу Г.Б. Жаль только, что многие нынешние специалисты по борзым и гончим собакам практически лишены возможности познакомиться с первоисточником, чтобы проследить эволюцию взглядов на развитие старейших пород собак.

...Несколько лет назад я увидел в частной библиотеке великолепно сохранившийся экземпляр «Псового охотника». Хозяин (не охотник) получил книгу в наследство от отца, знал ее ценность и продавать не спешил. Я частенько бывал у него в гостях, и ему нравилось наблюдать за мной, когда я просил позволения полистать диковинную книгу. И год, и другой, и третий эта история повторялась, а когда я уже свыкся с мыслью, что «Псовый охотник» не для меня, знакомый вдруг сам снял книгу с полки и протянул мне: «Владей».

Сама книга невелика по объему, в ней всего 104 страницы текста, напечатанного на рыхлой толстой бумаге, судя по качеству, отечественного производства. Текст украшает единственная виньетка, обрезы тонированы в красный цвет. Переплет конца XVIII века цельнокожаный, очень хорошей сохранности, на корешке с бинтами и орнаментом вытиснено название «Псовой охотникъ». Титульный лист когда-то склеился с форзацем, и на нем вытерлось несколько букв, но в целом книжный блок сохранился отлично. На переднем форзаце имеются пометки прежних владельцев: «М.Комаровъ», «Из книгь Николая Пусторослева», «Василей Ивановъ».

Я специально привожу описание книжных отметин, для непосвященного незначительных, как и сама «никчемная» книга, изданная безвестным Г.Б. Я специально заостряю внимание на том, что наша охотничья литература достойна внимательного изучения и бережного отношения, особенно старые, старинные книги. Дело в том, что в настоящее время интерес к старой книге упал до критической отметки, во всяком случае, даже в Москве жизнь в букинистических магазинах едва теплится. Такие периоды уже были в нашей истории и хотелось бы, чтобы очередной приступ равнодушия к отечественной культуре не затянулся надолго.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить