Рассказы об охотничьей литературе | Печать |

Матерый библиофил

Кто Вы, Логин Краузольд?

Сегодня, на исходе двадцатого столетия, в России существуют тысячи книг, посвященных охоте. А 250 лет назад их не было ни одной. Охотников — пруд пруди, а охотничьих книг — ни одной! По-видимому, наши предки с недоверием относились к печатному слову, предпочитая устные наставления опытных охотников.

В западных странах охотничьи книги появились еще в XVI веке, на 200 лет раньше, чем в России. Только с восшествием на престол Екатерины Великой русская охотничья «общественность» спохватилась. Надо полагать, этому в немалой степени способствовал страстный охотник Григорий Орлов. Тот самый — фаворит, граф, богач. Весьма вероятно, что именно под его «чутким руководством» в Санкт-Петербурге в 1766 году была отпечатана первая охотничья книга на русском языке «Наставление человеку, упражняющемуся в охоте, и разговор двух приятелей — пустынника и лесолюба о предметах, касающихся охоты».


Книга "Наставление человеку, упражняющемуся в охоте..."
Книга "Наставление человеку, упражняющемуся в охоте..."


В книге 115 страниц и посвящена она именно графу Орлову. Ее автор — Логин Иванович Краузольд (1723 — умер после 1773). Любопытно, что в этой древней книге говорится об охране охотничьих птиц и зверей, cоблюдении правил и сроков охоты, подкормке диких животных, то есть, говоря современным языком, о биотехнии и даже о борьбе с «потаенными стрелками» (браконьерами).

Разумеется, при тогдашнем обилии дичи русские охотники с графом Орловым во главе не кинулись заготавливать веники для зайцев и кабанов, да и сама книга была адресована немецким охотникам. Краузольд лишь перевел ее на русский язык.

А кто такой был Логин Иванович Краузольд, не немец ли? Конечно, немец (весьма полезный для России немец). Еще совсем молодым (в 1746 году) он был зачислен на должность переводчика при военной коллегии. Долголетней безупречной службой Краузольд добился должности секретаря коллегии и чина коллежского асессора (в армейской иерархии — майор).

Весь тираж  (600 экз.) «Наставления...» был напечатан на собственные средства Краузольда. По горячим следам предприимчивый переводчик выпустил вторую книгу охотничьего содержания «Средство к приобретению в стрельбе и на полете совершенного искусства» (СПб., 1768, 63 с.). В «Предисловии» Краузольд выражал надежду, что «благосклонный читатель... подает ему вящую охоту ко упражнению впредь в таких трудах», но известна еще только одна книга Краузольда-переводчика «Лесной временник» (СПб., 1773), к сожалению, не имеющая отношения к охоте.

Причина, по которой новые охотничьи книги Краузольда так и не появились, кроется, очевидно, в том, что уже вышедшие книги не имели коммерческого успеха: грамотные баре-охотники любили псовую, а не ружейную охоту, которой посвящены книги Краузольда. Крошечные по нашим понятиям тиражи не были распроданы даже спустя много лет после выхода книг. Мне удалось установить, что еще в 1802 году «Наставление...» можно было купить в книжных лавках санкт-петербургского книгопродавца Ивана Глазунова. А «Средство к приобретению...» указано в «Реэстре» московского книгопродавца Ивана Заикина в 1820 году, то есть через 50(!) лет после издания. За полвека на книжном рынке появились новые охотничьи книги, а про Краузольда попросту забыли. Вспомнили о нем охотники-библиофилы лишь во второй половине прошлого века, но было уже поздно, — большая часть книг, оставшись нераспроданной, вероятно, погибла. Они оказались настолько редкими, что практически не попали в поле зрения знаменитых библиофилов старой России, собиравших все книжные редкости, а не только охотничьи издания. Двадцать лет безуспешно искали книги Краузольда С. В. Безобразов (см. ж. «Природа и охота», 1896, № 4) и Н. Ю. Анофриев (см. «Карманный охотничий календарь», 1910), — книжники выдающиеся. Кстати, Анофриев указывал, что букинистическая цена книг Краузольда в начале века составляла около 20 рублей, — для того времени это были очень солидные деньги.

Революция 1917 года перетряхнула всю Россию, вплоть до старых и пыльных сундуков, и книги Краузольда объявились из небытия. К счастью, в первую очередь ими были пополнены фундаментальные библиотеки (АН, Публичная, Историческая). В бывшей «Ленинке» оба издания Краузольда хранятся в «Музее книги». Известно, что обе книги Краузольда находились в библиотеке охотоведа Д. К. Соловьева. «Средство к приобретению...» бережно хранил в своем собрании Н. П. Пахомов (см. «Охота и охотничье хозяйство», Ж 7, 1968). Николай Павлович собирал охотничьи книги почти 70 лет, но ему так и не удалось разыскать «Наставление...» Краузольда издания 1766 года. Зато совершенно неожиданно один его экземпляр отыскался в библиотеке Нижнетагильского музея историко-революционного движения (см. «Охота и охотничье хозяйство», № 11, 1982). Любопытно, существует ли сейчас эта библиотека и что стало с книгой?

В настоящее время мне неизвестен ни один частный владелец книг Логина Краузольда, ни разу не встречал их и в московской букинистической торговле. Я долгое время думал, что книги Краузольда для современного библиофила ненаходимы, но несколько лет назад в Москве умер П. Г. Абрамов, брат дальневосточного охотоведа К. Г. Абрамова, и в его собрании оказались обе книги Краузольда! Десять лет я уговаривал наследника П. Г. Абрамова уступить мне книги и все-таки добился своего.

«Наставление...» 1766 года одето в красивый цельнокожаный переплет и находится в идеальной сохранности. Корешок украшен золотым орнаментом. На нем проставлен № 523 и инициалы «Гр. Б.Б.Н.». Форзацы из цветной бумаги «павлинье перо» ручного изготовления, бумага «верже».

Экземпляр второй книги — «Средство к приобретению...» 1768 года интересен тем, что именно он принадлежал когда-то Н. П. Пахомову. О библиотеке Николая Павловича можно узнать из статьи О. А. Егорова («Охотничьи просторы», кн. 2, 1994). Однако, помимо сведений об этом экземпляре, сообщенных Пахомовым и Егоровым, мне удалось установить, что книга, о которой идет речь, родом из знаменитой библиотеки Л. П. Сабанеева. Дело в том, что книги из нее попали в Ростовский музей древностей, а оттуда были проданы через московский книготорг. Музейный штамп на книге Краузольда был выскоблен, но с помощью лупы я все же разглядел почти невидимые буквы, стоявшие на штампе. Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся выяснить и другие подробности судьбы этой замечательной книги.

На мой взгляд, сохранившиеся книги Краузольда, да и другие охотничьи редкости, должны быть строго учтены, например, как экземпляры первого издания «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева. Книгам этим более двухсот лет, и они уже давно перестали быть книгами в обычном понимании, превратившись в большую историческую и культурную ценность.

Что читали охотники 150 лет назад

А действительно, что? Ведь изобретатель радио Попов в те годы под стол пешком ходил, а о телевидении не мечтали даже в фантастических романах, потому что самих романов еще не было. Газетенки — да, издавались в столицах, но что охотникам до официальных и светских новостей? Охота — дело душевное, для сторонних людей непонятное и темное.
Предвижу, что кто-то, вспомнив о «нищей России», хмыкнет: “Кому читать в безграмотной стране?» Что ж, согласимся, что охотникам-мужикам было не до чтения. Но не следует забывать о том, что устное воспитание за много веков выработало особые формы и наши предки вообще обходились без письменных учебников (за исключением, пожалуй, Библии), И потом, книги Пушкина и Гоголя простолюдины не читали, но это не мешает нам гордиться своими великими соотечественниками. Итак, если говорить об охоте, читающей публики было немного, но охотничьи книги все равно печатались, существовали библиотеки, в общем, грамотная публика жаждала чтения.
Прочитанная книга частенько надолго ставится на полку, иногда — навсегда. Иное дело — журналы. Регулярные журнальные «инъекции» приучают читателя к постоянству, заставляют его ждать все новых и новых сведений о любимом увлечении. А расторопные издатели тут как тут пожалуйста, вот вам, уважаемые господа охотники, журнальчик. Ничего, что в нем о лесных делах толкуется, найдется кое-что и по охотничьей части.
Настала пора сказать, что речь идет о еженедельной «Газете лесоводства и охоты». Об этом издании, выходившем в течение пяти лет (1855—1859) подробно рассказал покойный А. Домогатский («Охота и охотничье хозяйство», 1989, 311).

"Газета лесоводства и охоты"
"Газета лесоводства и охоты"


С охотничьей и библиофильской точек зрения «Газета лесоводства и охоты» интересна во многих отношениях. На ее страницах читатели впервые познакомились с очерками охот по всей России: в Орловской, Астраханской, Оренбургской губерниях, в Северном крае, Сибири и на Урале. Множество статей было посвящено различным способам охоты, отзывам на появляющиеся охотничьи книги. Сама газета печаталась большим форматом на шестнадцати страницах. Надо сказать, что сохранившиеся до наших дней старинные периодические издания, даже журналы, вообще редки, что же говорить о газете? Мало кому из подписчиков приходило в голову целый год скрупулезно подбирать газету номер к номеру, а затем еще и переплести всю подшивку. Многих ли вы знаете людей, которые занимаются этим в наше время? Попробуйте найти у своих знакомых издававшуюся миллионами экземпляров «Правду» хотя бы десятилетней давности, не подшивку даже, а отдельные номера. А теперь представьте себе, что надо разыскать годовой комплект «Газеты лесоводства ж охоты» за 1855 год. Следует учесть, что подписчиками этой газеты были не миллионы, даже не тысячи, а никак не более 400 человек, а скорее всего, и того меньше. Доказательством тому служит факт, что в 1850-е годы «Журнал коннозаводства и охоты» расходился в количестве 200—300 экземпляров, а «Журнал охоты» Г. Мина — 400 экземпляров. Словом, годовые комплекты «Газеты лесоводства и охоты» занимают почетное место в ряду библиографических диковинок. На редкость «Газеты лесоводства и охоты» еще в 1905 году указывал в «Русской охотничьей библиотеке» Н. Ю. Анофриев. Кстати, сам знаменитый библиофил за много лет сумел разыскать всего один годовой комплект «Газеты...» из пяти. В «Карманном охотничьем календаре» за 1910 год он сообщал, что разыскивает подшивки «Газеты...» за 1856—1859 годы.
В наше время годовые комплекты «Газеты лесоводства и охоты» следует отнести к ненаходимым. А раз так, то я их никогда и не разыскивал. Удача пришла сама: в библиотеке умершего лет десять назад московского охотника оказались сразу три комплекта «Газеты...» — за 1855, 1856 и 1857 годы, причем в идеальной сохранности и в великолепных переплетах с кожаными корешками. Книги я приобретал вместе с моим другом, тоже страстным библиофилом, издателем охотничьей литературы, поэтому при «разделе имущества» мне достался один комплект за 1855 год. Владелец старинных газет не подозревал об их редкости, поэтому уступил их всего по 30 рублей за подшивку. Признаюсь, что и мы с другом долгое время довольно смутно представляли себе ценность этого издания. Только несколько лет спустя мне удалось выяснить, что ни у одного из известных мне библиофилов нет не то чтобы годовых комплектов, но даже ни одного номера, не встречал я «Газету лесоводства и охоты» и в букинистических магазинах, продавцы в один голос твердят, что никогда ее не видели.

Забвение

Автор первой русской охотничьей энциклопедии «Охота в России во всех ее видах» (М., 1873) Михаил Петрович Вавилов (1845—1872) прожил всего 27 лет.
В 1869 году Михаил Вавилов поступил в университет и тогда же начал сотрудничать в «Журнале коннозаводства и охоты» и журнале «Домашнее хозяйство», имевшем отдел охоты. Напечатанные в этих изданиях очерки обещали, что их автор может стать хорошим беллетристом. Позже Вавилов знакомится с содержателем книжной торговли «Комиссионер» Желтовым и получает от него заказ на большое сочинение по всем отраслям охоты, за которое принимается с восторгом.
Вавилов писал, что его сочинение должно удовлетворить «более или менее и ружейного охотника, и псового, и рыбака, и птицелова и давало бы каждому охотнику необходимые для него сведения». И добавлял: «Знаю, что недостатков и погрешностей найдется много. Оправданием несовершенства моего труда может служить новизна дела и трудность задачи». Что и говорить, задача действительно была не из легких.
По объему с «Охотой в России» (почти тысяча страниц большого формата) сравнимы четыре тома «Книги для охотников» (М., 1810—1814) Василия Левшина, однако эти тома были собранием стольких ненаучных, чуть ли не средневековых сведений, что безнадежно устарели. Вавилов же использовал последние научные достижения. Однако есть у его книги и недостатки, самый существенный — отсутствие иллюстраций при огромном объеме текста.
Известно замечание Л.П.Сабанеева о том, что «Энциклопедия»; Я. П. Вавилова «хорошо задумана, но неудачно выполнена» Сабанеев имел в виду то, что часть материала с описанием биологии зверей и птиц была заимствована автором из сочинений Науманна, Брэма и других зоологов. Думается, упрек Сабанеева не вполне справедлив, ведь и сам он при создании своего знаменитого «Календаря» использовал подсобный материал. Кстати, труд Вавилова положительно оценивали такие авторитетные в охотничьем мире люди как Н. Ю. Анофриев, Д. К. Соловьев. В качестве одного из основных источников для составления «Обзора промысловых охот в России» указывал на «Охотничью энциклопедию» А. А. Силантьев.
В середине Х1Х века книг в России печаталось мало, тем более охотничьих. Поэтому «Охота в России» сыграла, безусловно, большую роль в просвещении читающих слоев населения, в развитии охотничьей литературы и охотничьего дела. Она была и пособием, и справочником, и просто предметом чтения любителей природы.
В книге «Охота в России во всех ее видах» семь отделов: 1. Болото, 2. Степь, 3. Лес, 4. Вода, 5. Певчие птицы, 6.0хотничьи собаки. 7. Техническая часть. Выпуски выходили в разное время и имели различные тиражи (1 и 2-й — 2400 экз., 3 и 4-й — 4800 экз.). Очевидно, именно из-за этого полный текст «Энциклопедии» с литографированной обложкой встречается в наше время очень редко. Во второй половине 80-х годов в московских букинистических магазинах я дважды видел «Энциклопедию» Вавилова за 100 и 200 рублей, а отдельные выпуски — по цене от 30 до 60 рублей. Мне же удалось приобрести в частной библиотеке экземпляр великолепной сохранности с типографской обложкой и в старинном полукожаном переплете с золотым тиснением.
Сравнительно большое количество сохранившихся экземпляров отдельных выпусков «Охоты в России» объясняется традиционно бережным отношением читателей к энциклопедическим изданиям. Надо сказать, что книга Вавилова распродавалась долго. Отчасти причиной тому была ее высокая цена (пять рублей). Например, в книжном магазине известного петербургского книгопродавца С. З. Исакова ее можно было приобрести в 1885 году, то есть через десять лет после выхода.

Выпуски "Охота в России"
Выпуски "Охота в России"


Книги, подобные «Охоте в России», имели большое культурное и историческое значение, ибо вряд ли когда-нибудь будут переизданы. Впрочем, в 1992 году директор издательства «Физкультура и спорт» В. Штейнбах похвалялся в «Книжном обозрении» (№ 27), что он «вот-вот» переиздаст книгу М.П.Вавилова, но, по всей видимости, его слова были обычным рекламным трюком.
Увы, судьба первой охотничьей энциклопедии не была счастливой. Вышедший в 1885 году «Охотничий календарь» Л.П.Сабанеева затмил многие охотничьи книги и стал настольной книгой для нескольких поколений охотников, а имя рано умершего Михаила Петровича Вавилова было предано забвению, не сохранилась и его могила на Дорогомиловском кладбище, как и само это кладбище на берегу реки Москвы.
Лишь совсем недавно в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (1989, № 1) была напечатана небольшая статья о горькой судьбе М. П. Вавилова. Ну, а книжники чтили и будут чтить его имя всегда, ибо «Охота в России» — самая настоящая охотничья энциклопедия.

Браво, Смельницкий!

С легкой руки писателя-библиофила Н. П. Смирнова (1898—1978) казанский профессор права Юлий Михайлович Смельницкий вошел в русскую охотничью литературу как автор «трехтомных охотничьих воспоминаний».
Каково же было мое удивление, когда несколько лет назад я обнаружил в каталоге Ленинской библиотеки (ныне Российская гос. библиотека) целый десяток названий книг талантливого беллетриста. Все книги, за исключением небольшой брошюры «Спортсмены» (Свердловск, 1927), изданы в университетской типографии Казани. Однако должен заметить, что многие книги Смельницкого («На Волге», «Осенью», «Злые птицы», «Осиновский Антошка») невелики по объему и, несмотря на характерные подзаголовки — «Из охотничьих воспоминаний», «Из дневника охотника», написаны более в общелитературном плане, нежели в охотничьем.

"Из охотничьих воспоминаний"
"Из охотничьих воспоминаний"


Как охотничий писатель, Смельницкий ни на кого не похож и несомненно занимает одно из ведущих мест в русской охотничьей литературе первой четверти нашего столетия. Показательно, что Смельницкий завоевал известность сразу же после выхода своей первой беллетристической книги, когда во всех охотничьих журналах появились доброжелательные отклики. А один из рецензентов — авторитетный сибирский охотник П. Б. Яшеров, не удержавшись, воскликнул: «Браво, Смельницкий!» («Псовая и ружейная охота», 1905, № 19).
После революции имя Смельницкого вновь появилось в охотничьей печати. В 20-х годах в журнале «Уральский охотник» были опубликованы его замечательные повести «Чайка» и «Глухари. Медведи. Люди.», вышла книга «Друг человека» и упоминавшиеся «Спортсмены». А затем... затем имя Смельницкого было забыто почти на 30 лет и только в 50-е годы в альманахе «Охотничьи просторы» были опубликованы отрывки из его произведений, Увы, до сих пор не обнаружена фотография Юлия Михайловича, лишь предположительно можно датировать годы его жизни (р. в 1851 или 1855, ум. 1931). Недавно в журнале «Охота и охотничье хозяйство» была опубликована небольшая заметка о писателе с надеждой, что кто-то из читателей сообщит новые биографические сведения о Смельницком, но обращение осталось без ответа. Остается надеяться, что рано или поздно кому-то из библиофилов удастся докопаться до истины, а издатели обратят внимание на лучшие произведения Смельницкого, потому что его книги следует отнести к исключительно редким. В последние годы моему знакомому книжнику удалось приобрести в «буке» один из выпусков «Охотничьих воспоминаний», но я за все время поисков так ни разу и не встречал их в букинистической торговле, хотя никогда не унывал и не терял надежды. И вот, в 1986 году мне вместе с моим другом, библиофилом и издателем охотничьей литературы удалось приобрести почти все книги Смельницкого! Разделить их между собой оказалось непростым делом и нам пришлось прибегнуть к жребию. Счастье улыбнулось мне, и на моей полке теперь стоят пять книг Смельницкого: 1. На «Бабьем болоте» (1905, т. 600 экз.); 2. На глухариных токах (1907, т. 600 экз.); 3. Весной. Спортсмены. Браконьеры (1914, т. 310 экз.); 4. Друг человека (1925, т, 1600 экз.); 5. Спортсмены (1927, т. 10000 экз.). Все книги в отличном состоянии, причем, первые три напечатаны на отличной веленевой бумаге. Кроме того, на обложке третьей книги стоит штамп библиотеки В. В. Тарчинской. До революции библиотека располагалась в Одессе на Елисаветинской улице в собственной квартире В. В. Тарчинской. На форзаце этой книги вклеен любопытный ярлык с правилами пользования библиотеки.
Полагаю, что несмотря на буквально микроскопические тиражи книг Ю. М. Смельницкого, изданных до революции, количество сохранившихся экземпляров все же исчисляется не единицами, ибо ни у одного охотника не появится мысль расстаться или небрежно обойтись с этими книгами.
Любители охотничьей литературы знакомы с произведениями Ю. М. Смельницкого по публикациям 50—70-х годов, подготовленным Н. П. Смирновым. Именно с его легкой руки утвердилось мнение, что до революции были изданы лишь «трехтомные “Охотничьи воспоминания” Ю. М. Смельницкого». Это неверно. Предлагаем читателям нашего альманаха библиографию основных трудов известного писателя, составленную «Матерым библиофилом».

Отдельные издания:
  1. К проекту нового закона об охоте. Казань, 1890, 15 с.
  2. Охота на утренних утиных сидках в устьях Камы. Казань, 1894, П + 35 с.
  3. Из охотничьих воспоминаний. Выпуск первый. На бабьем болоте. Казань, 1905, 156 с., тираж 600 экз.
  4. Осиновский Антошка. Казань, 1906, 53 с., тираж 250 экз.
  5. Из охотничьих воспоминаний. Выпуск второй. На глухариных токах. Казань 1907, IV + 250 + 4 с., тираж 600 экз.
  6. На Волге. Казань, 1909, 92 с., тираж 450 экз.
  7. Из охотничьих воспоминаний. Выпуск третий. Весной. Спортсмены. Браконьеры. Казань, 1914, 17 + 34 + 50 с., тираж 310 экз.
  8. Осенью. Казань, 1914, 6 + 21 с., тираж 300 экз.
  9. Открытое письмо русским охотникам. Казань, 1914, 6 с., тираж 500 экз.
  10. Злые птицы. Казань, 1916, 2 + 106 + 1 с.
  11. Ядовитые газы в тылу армии. Казань, 1916, 42 с.
  12. Друг человека. Казань, 1925, 58 с., тираж 1600 экз.
  13. Из охотничьих воспоминаний. Спортсмены. Свердловск, 1927, 30 с., тираж 10000 экз.

Книги  Ю. М. Смельницкого
Книги Ю. М. Смельницкого


Ю. М. Смельницкий «Друг человека»
Ю. М. Смельницкий «Друг человека»



Публикации в других изданиях:

  1. Охотничий стан. Очерк в сборнике «Охота и охотник». М., 1925.
  2. Чайка. Повесть — в журнале «Уральский охотник», 1925, №№ 5—10.
  3. Глухари. Медведи. Люди. Повесть — в журнале «Уральский охотник», 1928, №№ 13—19.

Следует отметить, что не все дореволюционные произведения Ю. М. Смельницкого примыкают к охотничьей тематике, хотя имеют характерные подзаголовки: «Из дневника охотника», «Из записной книжки охотника» и так далее. Тиражи некоторых дореволюционных изданий установлены по «Книжным летописям» и публикуются впервые, чтобы обладатели книг Ю. М. Смельницкого смогли оценить их редкость.

Потомок Шамиля

Николай Аполлонович Байков (1872—1958) — самый известный за границей русский охотничий писатель, которого там справедливо сравнивают с Фенимором Купером. Его произведения (Байков — автор по крайней мере 20 книг) переведены на многие восточные и европейские языки, но в России была издана всего одна книга Байкова «В горах и лесах Маньчжурии» (Петроград, 1915, т. 3200 экз.).
Николай Аполлонович был сыном генерал-лейтенанта и очень гордился тем, что ведет свой род от знаменитого Шамиля (племянницей Шамиля была бабка Байкова по отцу). Как ни странно, получив военное образование, будущий писатель более занимался исследованиями природы Кавказа и Дальнего Востока. Но в годину военных испытаний вставал «под ружье» и принимал активное участие в боях с Японией и Германией, был ранен, контужен, заслужил боевые ордена, и революцию 17 года встретил в чине полковника. Затем последовала эмиграция и почти полувековая жизнь в Харбине — островке русской жизни на маньчжурской земле. Любопытно, что в 20-е годы имя Н. А. Байкова вновь появилось на страницах российских охотничьих изданий (журналы «Охотник», «Охотник и пушник Сибири»). Автор выступил с интереснейшими очерками о дальневосточной тайге и об охоте на ее обитателей. Но в конце 20-х годов политическая ситуация в России изменилась коренным образом, и почти все русские эмигранты были зачислены в черный список «врагов народа». Угодил в этот список и ни в чем не повинный перед своей родиной Н. А. Байков. Надо признать, что это было большой потерей для русской литературы, ибо именно в предвоенное время талант Байкова как писателя-натуралиста раскрылся в полной мере. Увы, все его замечательные книги о маньчжурском тигре, медведях, женьшене вышли не на родине, а в далеком Харбине.
Н. А. Байков был настоящим мастером приключенческого жанра, большинство его произведений посвящено увлекательным историям из охотничьей жизни в дальневосточной тайге. Об этом говорят названия его книг: «В дебрях Маньчжурии» (1934), «Тайга шумит» (1938), «У костра» (1939), «Записки маньчжурского охотника» (1941), «Черный капитан» (1943), «Таежные пути» (1943).
Огромной популярностью пользовались книги Николая Аполлоновича в Японии, многие из них были переведены на японский язык. Во время приезда писателя в Токио ему был оказан восторженный прием. А на Родине Байкова напрочь забыли, его имя без всяких комментариев изредка упоминалось лишь в справочной литературе в качестве автора одной единственной книги — «В горах и лесах Маньчжурии». Книга эта, действительно, превосходная и по праву занимает видное место в отечественной охотничьей литературе. Издана она восемьдесят лет назад, но в доперестроечное время иногда появлялась в букинистических магазинах и стоила 50—75 рублей — цена приличная, но для подобной книги весьма приемлемая, и настоящие любители, конечно, не скупились, приобретая одну из лучших охотничьих книг о Дальнем Востоке. Издана она петроградским журналом «Наша охота» крупным форматом на хорошей бумаге (464 стр.) и снабжена 32 фотографиями природы и охотничьих трофеев. Некоторые библиографы указывают, что было два издания этой книги — в 1914 и 1915 годах. Однако в хранящемся у меня экземпляре, датированном 1915 годом, указаний на 2-е издание нет, как нет их и в «Книжной летописи» за 1915 год. В чем тут дело? Возможно, одна часть тиража была напечатана в 1914 году, а другую часть допечатали в 1915-ом году, поэтому и возникла версия о двух изданиях.

Н. А. Байков "В горах и лесах Маньчжурии"
Н. А. Байков "В горах и лесах Маньчжурии"


Подлинной же редкостью являются книги Н. А. Бакйкова, изданные на русском языке в Харбине в 30-е годы. Трудно даже вообразить путь, каким они могли попасть в СССР. Мне, например, за много лет лишь однажды попалась небольшая книжечка «Наши друзья». Но в начале 1994 года я случайно увидел в библиотеке одного из моих знакомых знаменитую, переведенную на многие языки, книгу Байкова «Великий Ван» (Харбин, 1936. Изд-во М. В. Зайцева). Объемистый (240 стр.), напечатанный на плотной бумаге томик украшают 28 рисунков, а на обложке изображен царь маньчжурской тайги — тигр. Надо сказать, что Байков был хорошим рисовальщиком и почти все свои книги иллюстрировал сам, в том числе и книгу «Великий Ван». Узнать тираж этого издания мне не удалось, но я легко выяснил, как книга оказалась в Москве. На титуле стоит довоенный круглый штамп рижской общественной библиотеки и инвентарный номер (№ 37431). Очевидно, библиотеки прибалтийских стран пополняли свои фонды интересными и популярными книгами, не считаясь с местом жительства их авторов. После войны «Великий Ван» из рижской библиотеки угодил Ленкнигторг и в 1949 году был куплен за 15 рублей отцом моего знакомого. Знакомый собирал художественные альбомы и мне без труда удалось «выцыганить» у него в обмен книгу Байкова, которая теперь украшает мой книжный шкаф.

Н. А. Байков "Великий Ван"
Н. А. Байков "Великий Ван"


Хочется верить, что когда-нибудь все книги нашего замечательного соотечественника вернутся на родину и будут переиздаваться, заняв достойное место в одном ряду с произведениями Пржевальского, Арсеньева, Федосеева, Сысоева... Сам же Николай Апполонович Байков с Россией уже никогда не встретится, прах его покоится далеко-далеко от России, Кавказа и даже Дальнего Востока, — умер Байков в Австралии.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить