Охотничья библиотека Н. П. Пахомова | Печать |

Олег Александрович Егоров

 

«Книжная коллекция отражает личность владельца, его интересы.
Расформировывать такое собрание... — это все равно, что разбирать
произведение архитектуры на отдельные камни».

Акад. Д. С. ЛИХАЧЕВ


Когда-то, лет 20 назад, просматривая номера журнала «Охота и охотничье хозяйство», мое внимание привлекла заметка «Охотничья книга — юбиляр» (1968, № 7). Подписана она была Н. П. Пахомовым. Эта фамилия была мне уже знакома, как любителю охоты с гончими, по его книгам и по циклу рассказов — «Портреты гончатников» и «Охотничьи миниатюры»,— опубликованных в «Охотничьих просторах». Неожиданно открылась неизвестная мне до того времени, еще одна грань интересов Николая Павловича — собирание охотничьих книг. Возможно, это и прошло бы для меня бесследно. Но в 1979 году, уже после смерти Пахомова, случайно мне попала в руки книга Е. Г. Кисилевой «Московские друзья книги» (М., 1978), в которой рассказывалось о крупнейших современных московских библиофилах. И среди них, неожиданно для себя, я увидел имя Николая Павловича.

"Библиотечное клеймо" Н.П.Пахомова
"Библиотечное клеймо" Н.П.Пахомова


В очерке, посвященном ему, рассказывалось о его огромной искусствоведческой библиотеке, о собранной им лермонтовиане и т. п. Но мне хотелось узнать другое. И, к моей радости, я нашел то, что искал. Да, действительно, Николай Павлович всю жизнь собирал охотничью литературу. Он имел прекрасно подобранную охотничью библиотеку, большую часть которой составляли комплекты дореволюционных охотничьих журналов. Однако сообщенные Кисилевой сведения об охотничьей части библиотеки Пахомова не удовлетворили мое любопытство, так как были крайне скудны. Хотелось узнать больше.

В 1982 году, находясь в Москве, я, благодаря любезности, ныне тоже уже покойного, Василия Ивановича Казанского, познакомился с дочерью Пахомова — Натальей Николаевной. От нее я узнал, что библиотека, почти сразу же после смерти отца, была продана в Ленинград. Книги не имели ни специального книжного знака, ни владельческих надписей. А значит, охотничью библиотеку Пахомова постигла обычная судьба личных собраний — распылиться, разойтись по рукам. И ничто уже не напомнит об их бывшем владельце, вложившем свою душу, знания, средства, энергию, чтобы собрать книги в одно целое. К счастью, уцелел рукописный каталог библиотеки, который чуть было за ненадобностью не попал в утиль.

Каталог представляет из себя простое перечисление имевшихся в библиотеке журналов, книг и брошюр, без указания: когда они были приобретены, у кого, где, имеются ли на них какие-либо пометы, владельческие знаки и подписи; другие характерные детали — состояние, судьба книги и т. п. Это, конечно, значительно обедняет каталог. Но все же он позволяет нам увидеть библиотеку Пахомова, оценить ее структуру и состав.

Библиотека Пахомова не была собранием различных охотничьих раритетов и изящных изданий типа: четырехтомника Н. Кутепова, «Охоты в Беловежской Пуще» с рисунками М. Зичи, «Беловежской Пущи» Г. Карцова и т. п. Нет, это в первую очередь была рабочая библиотека эксперта-кинолога. И она в полной мере отражает личность своего владельца. Просматривая каталог, можно смело сказать: да, только такая библиотека и могла быть у человека, оставившего заметный след в отечественном охотничьем собаководстве. И несомненно, что в его работе кинолога она сыграла огромную роль: помогая выработать правильный взгляд на экстерьер и полевой досуг гончей, разрешая сомнения и колебания, принося отраду в минуты отдыха.

Условно библиотеку можно разделить на три части:

  1. Охотничья периодика.
  2. Каталоги и отчеты различных охотничьих выставок, выставок и полевых испытаний охотничьих собак, различные альбомы и родословные книги охотничьих собак, книги по собаководству.
  3. Остальная часть библиотеки — книги, посвященные охоте и охотничьему хозяйству, охотничья беллетристика и т. п.

1. Охотничья периодика

Этот раздел составлял основную часть библиотеки, что вполне понятно. Ведь основной материал по широкому кругу вопросов, в том числе и по охотничьему собаководству, находится в периодике. Достаточно сказать, что, например, до революции только одна книга была посвящена ружейной охоте с гончими (H. П. Кишенский «Ружейная охота с гончими», два издания); одна — истории гончих (Г. Д. Розен «История гончих собак»); только одна — охоте с лайками (М. Г. Дмитриева-Сулима «Лайка и охота с ней», два издания) и т. п. В то время как в периодике тысячи страниц посвящены одной только гончей. Поэтому именно этому разделу Николай Павлович уделял особое внимание. Именно его он стремился довести до максимально возможной полноты.


Обложка книги Н.П.Кишенского "Ружейная охота с гончими" из собрания Н.П.Пахомова
Обложка книги Н.П.Кишенского "Ружейная охота с гончими" из собрания Н.П.Пахомова

 

Обложка 1-го тома "Журнала охоты", 1858 год.
Обложка 1-го тома "Журнала охоты", 1858 год.


Среди журналов, находившихся в библиотеке Пахомова, можно отметить полный комплект первого русского охотничьего журнала — «Журнал Охоты» Г. Мина — это исключительная редкость. В библиотеке были полные комплекты сабанеевских: «Журнала Охоты», «Природы и Охоты» и «Охотничьей Газеты». Почти полные комплекты «Псовой и Ружейной Охоты» с ее книгами-приложениями, «Нашей Охоты», «Семьи Охотников» и других, менее известных охотничьих журналов; богатая коллекция советских охотничьих журналов, в том числе первых — «Охота для всех», «Диана» и т. п.

2. Каталоги и т. п.

Этот раздел также важнейший в библиотеке. Нет нужды говорить о том, какую практическую помощь приносят каталоги и отчеты. Это рабочий инструмент эксперта-кинолога.

Каталоги выпускались ограниченными тиражами, особенно до революции и на периферии, зачастую от 50 до 100 экземпляров. Рассчитывались они, естественно, на очень узкий круг. Собирать их трудно. Именно поэтому собрание Пахомова представляло исключительный интерес. Здесь были каталоги охотничьих выставок Императорского Общества Правильной Охоты (ИОПО) с 1888 года (с 14-й выставки); Московского Общества Охоты (МОО) с 1899 года (с первой); Общества Любителей Породистых Собак (ОЛПС) с 1888 года (с первой) — это было элитарное петербургское общество, издававшее свои каталоги на плотной мелованной бумаге, с обилием фотографий, очень изящно и дорого; также петербургского Общества Кровного Собаководства с 1905 года (со второй). Это все основные дореволюционные выставки охотничьих собак. Имелся целый ряд каталогов других, периферийных выставок. В дополнение к этому в библиотеке было большое число правил и инструкций по выставкам и полевым испытаниям охотничьих собак различных обществ. Большое собрание было каталогов и отчетов по выставкам и полевым испытаниям советского периода. Много редких каталогов 20 —30-х годов, особенно различных периферийных выставок. Сюда же можно отнести и собрание афиш и объявлений о выставках и испытаниях охотничьих собак в различных городах в 20 —30-е годы (около 70). Все это ценный трудно-находимый материал.


Обложка журнала Московского общества охоты. 1870 год.
Обложка журнала Московского общества охоты. 1870 год.


Из книг по охотничьему собаководству отмечу: 5 томов «Родословной книги собак МОО»; 4 тома «Ежегодника ОЛПС», изданных так же изящно и с обилием фотографий, как и каталоги; «Альбом юбилейной выставки ИОПО 1898 г.»; «Портреты собак I—VI очередных выставок ИОПО. Художник Н. А. Мартынов»; A. M. Венцеславский «Псовая охота вообще», СПб., 1849; Н. П. Губин «Полное руководство ко псовой охоте», изд. 2-е, М., 1906 (кстати, более редкое, чем первое); Л. П. Сабанеев «Собаки», т. 1, М., 1896; Д. П. Вальцов «Псовая охота... в Першино», СПб., 1913, и т. п. Много было книг и брошюр по охотничьему собаководству, изданных в 20 —30-е годы. Нет возможности перечислить даже отдельные книги. Собрана была большая часть из изданного в те годы. Особо отмечу только верстку «Трудов Всесоюзного кинологического съезда (1925)», так и не увидевших свет. Это уникальный экземпляр, и то, что сейчас неизвестно его местонахождение, очень печально. Широко была представлена и послевоенная литература по охотничьему собаководству.

 

Обложка еженедельного журнала "Русская охота"
Обложка еженедельного журнала "Русская охота"


Помимо всего этого, Пахомовым собирался рукописный материал о гончей и ее иконография. Интересен, например, дневник охот с гончими с 1907 по 1913 год некоего П. Хвощинского, а также альбом фотографий гончих с конца прошлого века до наших дней.

Описанные выше два раздела являются основными в библиотеке. О них, перефразируя слова Пахомова из статьи «Загадочный альбом», можно сказать, что это тот материал, «знакомство с которым обязательно для всех серьезно интересующихся историей пород. Нам нужно знать, с чего начиналась у нас в России та или иная порода и как она эволюционировала».

3. Остальная часть

Этот раздел небольшой и носит случайный характер. Сюда входят книги по различным вопросам охоты и охотничьего хозяйства, много охотничьей беллетристики. Но законченного целого он из себя не представлял. Видно, что этому разделу не уделялось особого внимания, а пополнялся он от случая к случаю. Однако охотничья классика представлена в библиотеке хорошо. Это — Ф. Арсеньев, Дриянский, Основский, Пскович, Томилин. Особо отмечу книги XVIII века. В библиофильской литературе их называют украшением библиотеки настоящего библиофила. Верно это и для библиотеки книголюба-охотника, тем более что и первая печатная охотничья книга на русском языке вышла в 1766 году.

В собрании Пахомова были две такие книги: Л. И. Краузольд «Средство к приобретению на полете и на побеге совершенного искусства», СПб., 1768, в полукожаном переплете. Именно этой книге посвящена заметка «Охотничья книга-юбиляр». И второй том книги В. А. Левшина «Совершенный егерь», изд. 2-е, СПб, 1791, в цельнокожаном переплете (по-библиофильски — «глухом»).

На первой книге хотелось бы остановиться подробнее. Судьба экземпляра, находившегося в библиотеке Пахо-мова, весьма любопытна. Как отметил Пахомов в своей заметке, книга находилась в знаменитой «Библиотеке для чтения» известного петербургского книгопродавца и издателя А. Ф. Смирдина, о чем свидетельствует и приведенная Пахомовым фотография оборота верхней крышки переплета с экслибрисом Смирдина. Смирдин был известен также и тем, что был издателем Пушкина, который пользовался и книгами из «Библиотеки» Смирдина. После разорения и смерти последнего (конец 50-х годов прошлого века) его библиотека была приобретена рижским книгопродавцем и букинистом Киммелем. У Киммеля все охотничьи книги (вероятно, все 11 книг, числившихся по «Росписи библиотеки для чтения» Смирдина) были приобретены сотрудником журнала «Природа и Охота» С. В. Безобразовым, о чем он и пишет в своей заметке «Любопытные книжки» («Природа и Охота», 1896, № 6). Безобразов имел одну из крупнейших охотничьих библиотек в дореволюционной России. Именно его имел в виду Н. Ю. Анофриев, когда писал в предисловии к «Русской охотничьей библиотеке» (Брест-Литовск, 1905): «Насколько мне известно, таких полных библиотек только четыре: в Публичной библиотеке (ныне Российская Национальная библиотека.— О. Е.), у г-на Б-ва в Петербурге, в редакции одного из охотничьих журналов в Москве («Природа и Охота».— О. Е.) и у меня». В «Библиотеке для чтения» Смирдина не было первой русской печатной охотничьей книги — «Наставления упражняющимся в охоте» Л. И. Краузольда (СПб., 1766). И Бе-зобразов так и не смог ее достать, на что он и сетует в своей заметке. После смерти Безобразова (около 1917 г.) крупнейшая библиотека России была приобретена Петроградским Союзом Охотников (сообщение в журнале «Охота для всех», 1919, № 8/12). К сожалению, настоящее местонахождение этой книги сейчас неизвестно и мне не пришлось держать ее в руках. Вероятно, на ней должны быть еще какие-либо пометки, позволившие бы проследить ее судьбу до того, как она попала в библиотеку Пахомова. Интересно было бы узнать, где находятся остальные охотничьи книги из смирдинской библиотеки — книги, которых, быть может, касались руки Пушкина или руки других именитых читателей этой библиотеки. Но в любом случае владельцы этих книг должны хорошо понимать, что они имеют в составе своих собраний реликвии русской охотничьей культуры.

Книги из библиотеки Пахомова, как я уже отметил выше, к сожалению, не имели владельческого знака. Однако попытка иметь свой знак была. Сохранился экслибрис, который, судя по «ерам», был заказан еще до революции, а может быть, даже и исполнен самим Николаем Павловичем. Но наклеен на книги он так почему-то и не был. Его изображение мы приводим.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить